BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-144

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Важное значение Балкан в сложной истории международных отношений Европы позднего средневековья и нового времени не вызывает сомнений; в данной связи достаточно лишь упомянуть так называемый Восточный вопрос, фигурировавший на протяжении многих десятилетий в повестке дня европейской политики и дипломатии, или проблемы межбалканского сотрудничества, Балканских войн и т. п.

Имеется немало трудов, посвященных истории Османской империи, а также отдельных балканских народов в указанный период. Гораздо меньше исследован регион Юго-Восточной Европы в сравнительно-историческом аспекте и конкретно его роль в международной жизни, хотя эта тема затрагивается (непосредственно или косвенно) в ряде книг, вышедших в течение последнего 30-летия1 . В предлагаемой статье делается попытка наметить общую периодизацию международных отношений на Балканах в XV - начале XX в., рассмотреть отдельные их этапы с точки зрения роли указанного региона в общем комплексе международных отношений Европы, а также межбалканских связей.

Исходным рубежом, открывающим новую эпоху в жизни народов Балканского полуострова, можно считать середину XV в., когда османами были завоеваны Константинополь и другие остатки некогда могущественной Византии, Сербия и Босния. Историческое значение этих явлений в международном плане вовсе не исчерпывается самим фактом исчезновения с политической карты мира ряда феодальных балканских государств и колоссального расширения османских владений в Юго-Восточной Европе. В середине XV в. гегемония Порты на Балканах становится неоспоримой, а территория, принадлежавшая в этом регионе другим государствам (Венеции, Венгрии и др.), все более сокращается, превратившись наконец в узкую полоску владений Венецианской республики на восточном побережье Адриатики. Уже с середины XV в. роль Османской империи в международной жизни резко возросла, а Балканы стали ее бастионом в Европе2 .


1 См., например, "Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII - начало XX в.". М. 1978; С., Димитров, К. Манчев. История на балканските народи. XV-XIX век. София. 1971; G. Stadtmuller. Geschichte Sudosteuropas. Munchen. 1950; L. S. Stavrianos. The Balkans since 1453. N. Y. 1958; M. S. Anderson. The Eastern Question, 1774 - 1923; a Study in International Relations. L. - Melbourne - N. Y. 1966; J. Hajjar. L'Europe et les destineos du Proche Orient (1815 - 1848). P. 1970; Ch. Jelavich, B. Jelaviсh. The Establishment of the Balkan National States, 1804 - 1920. Seattle. 1977; P. F. Sugar. Southeastern Europe under Ottoman Rule, 1354 - 1804. Seattle. 1977.

2 См. об этом А. Ф. Миллер. Краткая история Турции. М. 1948" с. 14; А. Д. Новичев. Турция. Краткая история. М. 1965, с. 20.

стр. 30


Эти грандиозные внешние успехи были непосредственно связаны с положением внутри Османской империи, в частности в ее румелийских провинциях. Мощная военная организация, эффективный централизованный административный аппарат, военно-ленная система землевладения давали возможность в то время надежно удерживать власть над покоренными народами, продолжать политику экспансии на трех материках Старого света. Вполне закономерно, что возникновение столь мощной мировой державы, обладавшей прочными позициями на Балканах, привело и к определенным изменениям в политике отдельных европейских государств по "османскому вопросу". Можно, в частности, говорить о постепенном складывании с конца XV в. (а в особенности в XVI в.) двух неодинаковых принципов в отношении европейских государств к балканской проблеме и к Османской империи в целом.

Как известно, одни государства - Голландия, Франция, Англия - выступали за сближение или даже союз с Портой, либо стремились добиться ее нейтралитета. Немаловажным фактором при определении такой политики являлись выгодные торговые отношения со странами Леванта. Османское вторжение этим державам не грозило; под такой угрозой оказались, напротив, их соперники, силы которых отвлекались на юго-восток и соответственно ослаблялись на западе. Для политики других европейских государств характерно было открытое противоборство и более или менее решительный отпор османской экспансии. К числу таковых относились Венгрия (до второй четверти XV в.), Австрия, создание которой как централизованной многонациональной державы было ускорено опасностью османской экспансии, Испания, римская курия, Венецианская республика, Неаполитанское королевство. Конкретным выражением этой второй линии международной политики были частые войны этих государств, отражавших натиск османского войска (достаточно напомнить безуспешную осаду османами Вены в 1529 г., Сигета в 1556 г., битву у Лепанто 1571 г.).

Правительство России стремилось тогда обеспечить дружественные отношения с Портой, добиться хотя бы нейтралитета, который мог послужить гарантией против агрессивных поползновений феодальной верхушки Крымского ханства. Но невозможность добиться этого, а затем непосредственные попытки вооруженной экспансии османских правителей в Поволжье (поход, направленный Мехмедом Соколовичем против Астрахани) вынудили русское правительство во второй половине XVI в. дать отпор османскому натиску3 .

Таким образом, с конца XV и особенно в XVI в. определяются и две линии отношений Османской империи с европейскими государствами. С одной стороны, создается система международных договоров, которые были заключены с Портой некоторыми европейскими правительствами (например, Франции, Англии) и зарождается система так называемых "капитуляций", впоследствии приобретшая столь большое значение в политическом и экономическом развитии Балкан и всей Османской империи. С другой стороны, экспансия Порты закономерно вызывает стремление к объединению сил тех держав, которые оказались под угрозой. Поэтому начинают образовываться достаточно широкие коалиции различных европейских государств.

Важной особенностью международной обстановки на Балканах того периода следует признать создание целой системы вассальных и зависимых государств, плативших дань Порте и в целом следовавших ее политике. В частности, несмотря на то, что во второй половине XV в. ряд таких государств (Византия, Сербия, Босния, Герцеговина) были


3 См., например: А. А. Зимин. Россия на пороге нового времени (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М. 1972, с. 197 и др.; А. Д. Новичев. Указ, соч., с. 30 - 31.

стр. 31


включены в состав непосредственных владений Османской империи, все же здесь сохранились как особые политические образования Дубровницкая республика, Валашское и Молдавское княжества, наконец, Семиградье (Трансильвания), вначале составлявшее главную часть недолговечного вассального Венгерского королевства Яноша Запольяи. Создание такой системы зависимых государств содействовало дальнейшему расширению османских позиций в Европе.

Следующий период в истории международных отношений, если иметь в виду роль Балкан в европейской политике и дипломатии, казалось бы, совпадает с началом периода, часто называемого в литературе периодом общего "кризиса" Османской империи, или "остановки" (если принять обозначение, встречающееся в турецкой литературе), иными словами, с концом XVI в. (иногда указывается 1596, 1600 или даже 1619 г.)4 . Однако если учитывать прежде всего значение Юго-Восточной Европы в международной жизни того времени, больше оснований датировать этот период начиная с 70-х годов XVI в5 и вплоть до Карловицкого мира 1699 года. Теперь уже роль Балкан в международной жизни не исчерпывается только тем, что на территории этого полуострова разворачиваются военные акции Порты и враждующих с нею государств. Самостоятельным и весьма значительным фактором международной жизни становятся освободительные движения балканских народов. Об этом свидетельствуют не только восстания в покоренных османами балканских странах (уже начиная с 70-х годов XVI в.)6 , но и стремление к проведению более самостоятельной политики правителями вассальных государств Юго-Восточной Европы (Валахии, Молдавского княжества, Трансильвании, Дубровника).

Представляется, что нельзя без оговорок принять встречающуюся в литературе характеристику времени с конца XVI до конца XVII в, как эпохи "остановки" османской агрессии, либо общего кризиса Османской империи. Признавая в какой-то степени верным вывод о "равновесии" сил Порты и ее противников (с конца XVI в. или же с Житваторокского мира 1606 г.), необходимо подчеркнуть и наличие определенных моментов стабилизации османского военно- феодального режима. Это позволило Порте уже с 40-х годов XVII в. возобновить наступательные действия (захват Крита в 1669 г., захват Подолии в 1672 г., осада Вены 1683 г. и т. д.), которые были облегчены ослаблением империи Габсбургов в результате Тридцатилетней войны, сложившейся после нее общей международной обстановкой, политикой таких государств, как Франция, которые опасались чрезмерного усиления Австрии за счет балканских владений Порты, расширения владений Венеции и таким образом - изменений в сложившемся соотношении сил.

Начавшаяся в 1683 г. война Османской империи с коалицией держав в составе Австрии, Польши и Венеции, к которым затем присоединилась Россия, и Карловицкий мир 1699 г. знаменовали собой коренное изменение международной обстановки на Балканах. Произошли не только значительные территориальные изменения - в состав Австрийской державы были включены Венгрия, Трансильвания и Славония, Венеция получила Морею, - но и определилось окончательное крушение последних попыток османской экспансии в Европе. Эти важнейшие перемены осуществились при участии балканских народов в антиосманской борьбе.


4 См., например, А. Ф. Миллер. Указ, соч., с. 27; Х. Иналик. Османско царство. Класично доба (1300 - 1600). Београд. 1974, с. 51, сл.

5 Ср. И. Б. Греков. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV - XVI вв. М. 1963, с. 263 - 336.

6 См. И. С. Достян Борьба сербского народа против турецкого ига (XV - начало XIX в.). М. 1958, с. 62 - 68; "История Венгрии". Т. 1. М. 1971, с. 356.

стр. 32


Но остановка османского наступления не означала окончательного н решающего перевеса сил в пользу противников Порты. Войны первой половины XVIII в.: Прутский поход 1711 г. Петра I, турецко-венецианско-австрийская война 1714 - 1718 гг., война Австрии и России против Османской империи в 1735 - 1739 гг. - характеризовались определенным равновесием сил борющихся сторон. Общий их баланс был скорее в пользу Порты. Османская держава сумела вернуть некоторые балканские территории, утраченные в прошлых войнах (в том числе Северную Сербию и Морею). Замена в Дунайских княжествах господарей из местных боярских семей, вступивших в связь с Россией во время Прутского похода, господарями из греческих семей Фанара усилила контроль Порты над ее важными вассальными владениями в Европе.

В целом войны первой половины XVIII столетия во многом носили переходный характер. По составу участников и методам ведения они напоминали войны Османской империи со своими европейскими противниками в предыдущем столетии. Но был в них и новый элемент: постоянное и все более активное участие России. Опасность для Османского государства столкновений с этой державой состояла не только в ее растущей военной мощи, но и большом влиянии на балканское население.

Россия в отличие от Испании, Венеции, Австрии была связана с покоренными балканскими народами общностью религии, давними культурно-историческими узами, а с южными славянами также и этнической общностью. Нет необходимости подробно говорить о значении этого фактора в эпоху, когда религия являлась могущественной идеологической силой. Не случайно уже в XV-XVII вв. возникли прочные духовные узы между балканским населением и Россией. С Русским государством у греков, болгар, сербов и других балканских народов связывались особые надежды на освобождение от иноземного ига. Но в ту эпоху Русское государство еще не было достаточно сильным, чтобы вести успешную борьбу с султаном и его вассалом - крымским ханом. Положение изменилось в конце XVII в., когда Россия начала борьбу за выход к Черному морю. Правящие круги ее стали устанавливать политические контакты с представителями балканских народов с целью создания осложнений в тылу Османской империи. Петр во время Прутского похода направил своих эмиссаров на Балканы с манифестами, призывавшими подданных султана к восстанию. Русско-турецкие войны 1710 - 1711 гг. и 1735 - 1739 гг. нельзя еще назвать балканскими ни по театру военных действий, ни по их итогам, но они предвещали столкновение двух государств уже на балканской земле и борьбу за преобладание в этом регионе.

Следующий этап в развитии международных отношений на Балканах открыла русско-турецкая война 1768 - 1774 годов. Театром военных действий стали балканские земли. Активное участие в ней приняли греки, поднявшие восстание в Морее, а также молдаване, валахи и болгары. Ход и итог этой войны продемонстрировали возросшую силу Российского государства. Однако роль ее не была бы столь значительной, если бы не проявился ряд факторов, в совокупности составивших явление, вошедшее в историю под именем Восточного вопроса. Сам этот термин впервые прозвучал на Веронском конгрессе 1822 года. Однако он ретроспективно характеризовал комплекс явлений, сложившихся, как считает большинство исследователей, именно к последней трети XVIII века.

Возникновение в международной жизни Европы Восточного вопроса, ставшего, по существу, вопросом о судьбе наследства Османской империи и, в частности ее балканских владений, совпало с наступлением новой эпохи в развитии народов Юго-Восточной Европы, а также с

стр. 33


важными переменами во внутреннем положении Османской империи. Как известно, именно со второй половины или последней трети XVIII в. стал явственно обозначаться процесс разложения феодальных и развития капиталистических отношений у большинства балканских народов, началось их национальное возрождение. Формирование наций, национального самосознания, национальной культуры привело к усилению национальных движений, которые стали более массовыми и организованными. Весь ход социального, экономического и культурного развития привел к тому, что в конце XVIII в. освободительная борьба балканских народов вступила в качественно новый этап - этап национально-освободительного движения, оказывавшего воздействие на складывание международных отношений в регионе и, в свою очередь, в определенной мере зависевшего от них.

В рассматриваемый период ускорялось складывание общеевропейского и мирового рынка, разрушалась замкнутость и изолированность как экономической, так и политической жизни европейских провинций Турции. Балканские земли стали включаться в торговые связи с европейскими странами. Одновременно в конце XVIII - начале XIX в. значительно осложнилось внутреннее положение Османской империи. Ослабла центральная власть, в провинциях усилились местные феодальные правители, ставшие в ряде случаев полунезависимыми. Тем не менее в длительных и тяжелых войнах против балканских пашей-сепаратистов Порта в конце концов одерживала верх. Султаны Селим III, Махмуд II, Абдул-Меджид, Абдул-Азиз с большим или меньшим успехом проводили реформы, имевшие объективной целью расчистить путь для буржуазного развития страны, укрепить ее единство и предотвратить распад многонациональной империи. Благодаря политике "реформ сверху" внутренний кризис был смягчен, оттянут, но не разрешен.

Обозначенные выше факторы заметно увеличили интерес великих держав к событиям на Балканах и их стремление к установлению непосредственного политического влияния на христиан - подданных султана. Это в крайней степени обострило их борьбу вокруг Восточного вопроса. В ходе ее проявилась важная роль России в процессе освобождения балканских народов, несмотря на зигзаги и повороты в политике царского правительства, его своекорыстные, а в определенные периоды и захватнические устремления. Завершивший первую русско-турецкую войну при Екатерине II Кючук-Кайнарджийский договор стал крупнейшей вехой в истории международных отношений на Балканах. Он не только предоставил России выход к Черному морю, но и обеспечил ей значительное политическое влияние в Османской империи, ибо включенные в него общие формулировки о защите Россией православных подданных Порты открывали возможность их расширительного толкования7 .

В последней четверти XVIII столетия основным содержанием Восточного вопроса была борьба России и Османской империи за Северное Причерноморье. Интересы российского дворянства и нарождавшейся буржуазии, а также и более широкие государственные интересы определяли стремление России овладеть широкой полосой причерноморского побережья. Объективно таковы были цели России в ее войнах с Османской империей второй половины XVIII века8 . Цели эти ни в коей мере не представляли угрозы государственному существованию Османской империи.


7 Е. И. Дружинина. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года. М. 1955, с. 352, 354 - 355.

8 Е. И. Дружинина. Северное Причерноморье в 1775 - 1800 гг. М.. 1959.

стр. 34


В 70-е - 80-е годы XVIII в. наибольшим влиянием в Стамбуле пользовалась французская дипломатия. Французский капитал обладал прочными позициями в Османской империи. В 80-е годы XVIII в. более половины всей внешней торговли Османской империи приходилось на его долю9 . Парадоксально, но факт, что отношения между Портой и революционной Францией в 1789 - 1794 гг. оставались вполне дружественными. Турция не примкнула к антифранцузской коалиции. Сменявшие друг друга правящие партии революционной Франции (фельяны, жирондисты, якобинцы) ограничивались тем, что стремились сохранить прежнее экономическое и политическое влияние в османских владениях. Положение изменилось однако при Директории и особенно когда большой политический вес приобрел, Бонапарт, вынашивавший грандиозные завоевательные планы на Востоке.

После Ясского мира, завершившего русско-турецкую войну 1787 - 1791 гг., в политике царского правительства возобладала линия на сохранение территориальной целостности Османской империи и установление с нею добрососедских отношений. Тяжесть войны с Турцией, одновременно происходившая война со Швецией, крайнее обострение отношений с Великобританией; серьезная тревога в связи с революцией во Франции и ее возможными международными последствиями; участие во втором разделе Польши (1793 г.) и борьба с национально-освободительным восстанием польского народа под водительством Т. Костюшко; наконец, стремление воспользоваться выгодами, полученными по Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 г. и Ясскому договору 1791 г., - все это заставляло царизм стремиться к стабильным отношениям с Портой. В инструкциях Екатерины II М. И. Кутузову, отправленному в 1793 г. с чрезвычайной миссией в Стамбул, говорилось: "Намерение наше есть искренне сохранить мир и доброе согласие с Портой, нужные для отдохновения... в трудах и беспокойствах, империей нашею понесенных, и полезные для распространения торговли и приведения в цветущее состояние различных населений и заведений наших"10 . Со своей стороны, Порта, ослабленная войной, а позднее напуганная ростом агрессивных устремлений Франции в Восточном Средиземноморье, была готова пойти на сближение с Россией. Этому курсу способствовало и стремление Селима III к проведению реформ, воплощенных в программе "Низам - и джедид".

В январе 1799 г. был подписан русско-турецкий союзный договор, направленный против Франции и имевший большое международно-правовое и политическое значение. Это было первое русско-турецкое соглашение, в центре которого находилась проблема проливов: Черное море объявлялось закрытым русско-турецким бассейном. Договор 1799 г. показал возможность установления желательного для России режима проливов посредством союзных отношений с Турцией. И впоследствии правящие круги Петербурга не раз возвращались к этой идее11 . Договор создал определенные предпосылки и для сотрудничества между Россией и Турцией в балканских делах. Соединенная русско-турецкая эскадра освободила занятые в 1797 г. французами Ионические острова. В соответствии с заключенной в 1800 г. между Россией и Турцией конвенцией из островов в Ионическом море по инициативе России была создана Республика Семи Соединенных островов, сюзереном которой являлся турецкий султан, а "покровителем" - русский царь.

Однако рамки политического сотрудничества между двумя самодержцами в балканских делах были весьма узкими. Камнем преткнове-


9 L. S. Stavrianos. Op. cit., p. 188.

10 "М. И. Кутузов. Документы". Т. I. М. 1950, с. 196.

11 "Восточный вопрос во внешней политике России", с. 46 - 47.

стр. 35


ния в этом отношении оставалось "покровительство" России православному населению Балкан. Ни Екатерина II, ни другие русские цари, жестоко подавлявшие освободительные выступления внутри своей страны, субъективно не преследовали каких-либо освободительных целей и на Балканах. Политика царизма по отношению к национально-освободительной борьбе балканских народов была противоречивой и непоследовательной. Тем не менее и в XVIII и в XIX в. в народных массах на Балканах продолжала жить надежда на помощь со стороны России в деле освобождения - надежда, подтвержденная историей.

Это явление нельзя объяснить только религиозной общностью России с балканскими народами и другими факторами идеологического порядка, несмотря на их серьезное значение. Как представляется, решающую роль играли здесь два обстоятельства. Во-первых, войны второй половины XVIII в. показали, что Россия является наиболее мощным противником Османской империи и реально лишь ее действия могут привести к освобождению балканских народов. Во-вторых, простой политический расчет побуждал царское правительство в определенной степени учитывать интересы своих балканских союзников. Все русско-турецкие мирные договоры, начиная с Кючук-Кайнарджийского, непременно содержали положения о различных льготах и привилегиях для балканских народов. В самой России эмигранты из балканских стран, а число их во второй половине XVIII в. значительно возросло, пользовались привилегиями и преимуществами. В дипломатических переговорах русских посланников с Портой вопрос о "положении христиан Европейской Турции" неизменно стоял в повестке дня вне зависимости от того, являлись русско-турецкие отношения в тот момент дружественными или натянутыми.

Включение отдельных балканских народов в европейские международные связи происходило разновременно и с различной интенсивностью, что обусловливалось рядом причин. Среди них немалую роль играло местоположение той или иной национальной области в системе османских владений, ее стратегическое значение в каждый период, демографическая специфика. Многое зависело от характера развития национально- освободительного движения, от его форм и кульминационных моментов.

Определенную роль в формировании программ национально-освободительных движений на Балканах сыграли идеи Французской буржуазной революции конца XVIII века. Это влияние распространялось крайне неравномерно, в зависимости от степени развития той или иной области, от подготовленности ее общественности к восприятию пришедшей из Франции революционной идеологии. Вполне естественно, что в наиболее развитой балканской стране, Греции, идеологическое воздействие Французской революции проявилось раньше всего. Греческий революционер-демократ Ригас Велестинлис основал тайное общество для освобождения Греции и других балканских стран от османского ига. На месте Османской империи Ригас предлагал создать "Греческую республику" по образцу Французской. План этот, не соответствовавший тенденциям общественного и национального развития Балкан и Малой Азии, шедшего в направлении создания национальных государств, был нереальным. На него наложили отпечаток определенные стремления греческой буржуазии - наиболее мощной в тот период на Балканах, - к установлению своего преобладания в регионе. Однако непреходящее значение имела выдвинутая греческим революционером идея сотрудничества и взаимопомощи балканских народов. Ригас писал, что "болгарин долженствует вступиться, когда страдает еллин, а сей опять за него, и оба они - за албанца и волоха". В других своих произведениях греческий революционер обращался также и к туркам с призывом при-

стр. 36


нять участие в общей борьбе против султанского деспотизма12 . В дальнейшем идеи Ригаса и других балканских революционеров сыграли свою роль в установлении практического сотрудничества между освободительными движениями на Балканах.

В период наполеоновских войн (1799 - 1815 гг.) Балканы и Восточное Средиземноморье стали одной из арен, на которой разыгрывалось противоборство Франции с другими европейскими державами. Положение в этом регионе стало в большей степени, чем ранее, обусловливаться общим комплексом международных отношений, противоборством сил во всей Европе. От хода наполеоновских войн зависела и политическая перестройка европейских земель, в том числе балканских. Так, успех русской средиземноморской экспедиции в 1798 - 1799 гг. сделал возможным создание Республики Семи Соединенных островов, что имело большое значение для распространения идей национальной государственности у греков и других балканских народов.

Восстание сербов Белградского пашалыка (1804 - 1813 гг.) положило начало процессу складывания национального Сербского государства. Вооруженное выступление сербов против дахиев, которое переросло затем в национально- освободительную революцию, направленную против султанской власти и всей военно-феодальной османской системы, возникло вне связи с ходом наполеоновских войн, с интересами И расчетами великих держав в Юго- Восточной Европе. Сербское восстание явилось первым революционным событием на Балканах, которое вскоре само начало оказывать воздействие на политику европейских держав, в том числе России. Оно имело общебалканское значение. Немаловажным балканским фактором была и Черногория, завоевавшая в конце XVIII в. фактическую независимость.

В ходе наполеоновских войн менялось соотношение сил великих держав, что оказывало влияние на внутреннее положение в балканском регионе. До 1807 г. Франции противостояли на Юго-Востоке Европы и в Восточном Средиземноморье прежде всего Великобритания и Россия. Последняя имела союзнические отношения с Турцией и сдерживала освободительное движение в ее владениях, которое могло быть использовано Наполеоном. Вместе с тем русская дипломатия оказывала давление на Порту, упорно склоняя ее обеспечить более благоприятные условия существования своим подданным и осуществлять на практике автономные права, которые были закреплены за Дунайскими княжествами.

После того как в конце 1806 г. началась русско-турецкая война, к которой Порту усиленно побуждала французская дипломатия, а затем потерпела поражение Четвертая антифранцузская коалиция и был заключен Тильзитский мир, Россия утратила свои позиции и опорные базы в Восточном Средиземноморье и в Адриатике. Международная ситуация в этом регионе с тех пор стала определяться борьбой между Великобританией и Францией. Все это привело к концу Республику Семи Соединенных островов13 . Для сербов же русско-турецкая война создала перспективу полного национального освобождения. Но надежда на решительную победу России над Турцией не осуществилась. Бухарестский мир 1812 г., заключенный накануне вторжения наполеоновской армии в пределы России, фиксировал лишь автономные права сербов, притом в ограниченном виде. Порта обязалась также выполнять условия прежних договоров и соглашений, касавшихся Дунайских княжеств.


12 Г. Л. Арш. Этеристское движение в России. Освободительная борьба греческого народа в начале XIX в. и русско-греческие связи. М. 1970, с. 93 - 110.

13 См. об этом: А. М. Станиславская. Россия и Греция в конце XVIII - начале XIX в. Политика России в Ионической республике. 1798 - 1807. М. 1976, с. 329 - 361.

стр. 37


Неуклонно обострявшаяся с конца XVIII в. борьба за колониальное и торговое первенство между Францией и Великобританией завершилась в 1814 - 1815 гг. решительной победой последней. Английские позиции в бассейне Восточного Средиземноморья и на греческом побережье существенно укрепились благодаря приобретению Мальты и протекторату над Ионическими островами. Австрия восстановила свою власть в бывших владениях Венецианской республики на восточном побережье Адриатики и в Иллирийских провинциях, созданных Наполеоном.

Мирное урегулирование, последовавшее за поражением наполеоновской Франции, совершалось без учета социальных и национальных интересов европейских народов, в том числе балканских. На конгрессе в Вене вообще не рассматривались проблемы, касавшиеся Османской империи, которая со своей стороны отказалась от участия в "концерте" европейских держав. Но, демонстрируя таким путем свою самостоятельность и недоверие к европейским правительствам, Порта не могла не считаться с быстро менявшейся обстановкой в Европе, которая по-прежнему оказывала сильное воздействие на внутреннее положение в Балканском регионе. Так, исход битвы у Ватерлоо заставил правительство Махмуда II воздержаться от военной расправы с сербами, которые весной 1815 г. вновь поднялись на борьбу за свое освобождение 14 .

Внимание Европы было вновь привлечено к Балканам в 1821 г., когда в Валахии вспыхнуло восстание Т. Владимиреску, имевшее антифеодальную и национальную направленность, когда вождь "Филики этерии" А. Ипсиланти вступил в Дунайские княжества, возглавив отряды, состоявшие из греков и представителей других балканских национальностей, а вслед за тем началось вооруженное восстание греков в Морее, распространившееся вскоре на другие греческие земли и выдвинувшее национально-освободительную программу. Греческая революция 1821 -1829 гг. имела не только общебалканское, но и общеевропейское значение, явившись причиной Восточного кризиса 20-х годов. Впервые крупный конфликт на Балканах начался не со столкновения великих держав - "инициатором" его стал один из балканских народов.

Национально-освободительная революция греческого народа последовала за революциями в Южной Европе - в Испании, Неаполе и Пьемонте и, имея свои специфические задачи, стала звеном в единой цепи революционной борьбы европейских народов за свои социальные и национальные права. Вместе с тем совершенно новыми были внимание и симпатии, которые проявила европейская общественность к национально-освободительной борьбе греков и других подданных Порты. Восставших приветствовали и поддерживали представители различных общественных слоев в России. Во Франции, Англии, США и других странах началось филэллинское движение, немало добровольцев отправилось в Элладу и приняло участие в военных действиях. Общественное мнение оказало определенное воздействие на правительственную политику в отношении балканских проблем.

События, разворачивавшиеся в Европейской Турции, не могли оставить пассивными державы, имевшие экономические и политические интересы на Балканах и Ближнем Востоке. Каждая из них рассчитывала воспрепятствовать неблагоприятным для себя переменам в этих регионах, извлечь пользу из сложившейся ситуации. В результате Восточный кризис растянулся почти на целое десятилетие. Он прошел несколько стадий в своем развитии, характеризовавшихся как определенной расстановкой сил великих держав, так и внутренним положением на


14 И. С. Достян. Россия и балканский вопрос. Из истории русско- балканских политических связей в первой трети XIX в. М.. 1972, с. 103 - 128.

стр. 38


Балканах, ходом греческой революции15 . К 1825 - 1826 гг. дела в Греции приняли такой оборот, что поддержка извне стала необходимой для победы революции: египетские войска, вовлеченные Махмудом II в войну с греками, нанесли им серьезные поражения и совершенно опустошили Морею., Но в это время Россия и Великобритания уже пришли к соглашению о совместном вмешательстве в греко-турецкий конфликт (на основе предоставления части греческих земель широкой автономии), а вскоре к ним присоединилась Франция, что поставило в изоляцию Австрию (Петербургский протокол 1826 г. и Лондонский договор 1827г.).

Русско-турецкую войну 1828 - 1829 гг. и завершивший ее Адрианопольский мир, имевший большое значение для развития некоторых из балканских народов, можно считать следующим рубежом в истории международных отношений в Юго-Восточной Европе. Определилось выделение из состава Османской империи ряда окраинных балканских областей; сербы, жители Дунайских княжеств смогли в соответствии с Адрианопольским миром значительно укрепить свою автономию; как и греки, они сделали важные шаги в ходе создания национальных государств. Война 1828 - 1829 гг. повлекла за собой дальнейшее ослабление Османской империи, в результате чего возникли условия для обострения борьбы великих держав за установление своего преимущественного политического влияния в Стамбуле. Балканский вопрос на практике стал важной составной частью общеевропейских международных отношений.

Следующая, Крымская война, по сути дела, явилась плодом соперничества великих держав за влияние в Юго-Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Россия потерпела поражение. Истощенная и ослабленная, она расплачивалась за 30 лет николаевской реакции. Парижский мир 1856 г. внес крупные изменения в соотношение сил великих держав на Юго-Востоке Европы. Россия отказалась от права покровительства над Сербией и Дунайскими княжествами. Оно было заменено коллективной гарантией пяти держав. Отторжение Южной Бессарабии лишило Россию выхода к Дунаю. В стране было болезненно воспринято унизительное для национального самолюбия запрещение держать военный флот на Черном море. Позиции царизма на Балканах были в сильнейшей степени подорваны.

Официальной целью англо-франко-турецкого союза 1854 г. - являлось сохранение статус-кво на Балканах16 . Уже после окончания войны британский премьер-министр Дж. Пальмерстон добился подписания особого договора с Францией и Австрией, по которому три страны "совместно и порознь" гарантировали целостность и неприкосновенность османских владений (подчеркиваем - не Турции, а именно этих владений). Таким образом, со стороны западных держав Крымская война велась ради целей, исторически не только бесперспективных, но и безнадежных.

Освободительное движение в нетурецких районах Османской державы продолжалось. В 1859 - 1862 гг. борьба за объединение Дунайских княжеств завершилась появлением на политической карте Европы Румынского государства. В 1866 - 1869 гг. бушевало восстание на о. Крит. В 60-х годах XIX в. начался подъем освободительного движения в Болгарии, кульминацией которого явилось Апрельское восстание 1876 года. В 1875 г. вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине, знаменовавшее начало Восточного кризиса 1875 - 1878 годов. Положение


15 См. об этом А. В. Фадеев. Россия и Восточный кризис 20-х годов XIX в. М. 1958; И. С. Достян. Россия и балканский вопрос, с. 196 - 330.

16 "Acte si documente relative la istoria renasterii Romaniei". Vol. 2. Bucuresti. 1889, p. 407.

стр. 39


объективно сложилось так, что отдельные территории в своем социально- экономическом развитии опередили собственно турецкие области. Стремление к образованию самостоятельных национальных государств стало неодолимым.

В этой связи уместно поставить вопрос: в какой степени политика сохранения статус-кво, удержания в составе Османской империи подвластных ей нетурецких, а на Балканах и немусульманских народов соответствовала интересам самого турецкого народа? Его общественная энергия устремлялась не на обновление экономического базиса и общественно-политической надстройки своего государства, а на удержание инонациональных владений. Постоянные войны, междоусобицы пашей, борьба с освободительным движением истощали и разоряли народ и ложились тяжелым бременем на экономику турецких районов. С политическими были тесно связаны внешнеэкономические отношения. "Друзья" Порты извлекали нередко выгоду из захиревшей турецкой экономики. Османская империя слабела, узы ее зависимости от западных держав становились все более тягостными. В 1838 г. англо-турецкий торговый договор (за которым последовали другие) открыл османский рынок для широкого вторжения западноевропейских товаров. Турецкая промышленность была задушена в зародыше17 .

Крымская война явилась бедствием для турецкой экономики. В ходе ее был заключен первый внешний займ. К 1876 г. долг Порты загранице превысил 6 млрд. франков. Торговые договоры 60-х годов XIX в. закрепили привилегии иностранцев - экстерриториальность, консульский суд, право ввозить любые товары, кроме оружия, табака и соли. Строительство железных дорог было отдано в концессию зарубежному капиталу. В 1875 г. произошло частичное финансовое банкротство страны18 .

Итак, внутриосманские отношения - опережающее развитие зависимых областей, вызревание здесь новых сил общества, прогрессирующее отставание чисто турецких районов, освободительное движение - все это подрывало "крымскую систему". Продолжавшееся освободительное движение балканских народов давало России возможность, поддерживая это движение, вести подкоп под систему с другой стороны. В 1859 - 1862 гг. при деятельной помощи России произошло объединение Дунайских княжеств19 . По другим причинам значительную поддержку объединению Дунайских княжеств оказала Франция. В 1870 - 1871 гг., воспользовавшись франко-прусской войной и полным разладом среди участников Парижского мира, А. М. Горчаков добился отмены запрета держать русские военно-морские силы в Черном море.

Начало Восточного кризиса в 1875 г. выявило с полной очевидностью бессилие попыток европейской дипломатии добиться решения вопроса или хотя бы продвинуть это решение сколько-нибудь значительно путем переговоров; улучшение участи балканских народов, изменение их международно-правового положения оказалось несовместимым с принципом сохранения османского владычества, которого придерживались Великобритания, Австро-Венгрия и Франция20 .

Восточный кризис 1875 г. выявил то важное обстоятельство, что


17 Oya Koymen. The Advent and Consequencies of Free Trade in the Ottoman Empire. "Etudes balkaniques", 1971, N 2, p. 55.

18 Ю. А. Петросян. "Новые османы" и борьба за конституцию 1876 г. в Турции. М. 1959, с. 18 - 21, 73.

19 См. В. Н. Виноградов. Россия и объединение румынских княжеств. М. 1961; В. Я. Гросул, Е. Е. Чертан. Россия и формирование Румынского независимого государства. М. 1969; Е. Е. Чертан. Русско-румынские отношения в 1859 - 1863 гг. Кишинев. 1966.

20 А. Л. Нарочницкий. Балканский кризис 1875 - 1878 гг. и великие державы. "Вопросы истории", 1976, N 11.

стр. 40


внутрибалканских сил для достижения успеха явно недоставало. Апрельское восстание болгарского народа было подавлено. Сербская армия, выступившая на помощь боснийско-герцеговинским повстанцам, потерпела неудачу. Взаимоотношения между различными государственными объединениями и политическими силами на Балканах оказались далеко не безоблачными. Румыния и Греция не выступили в поддержку южнославянских народов. Нужен был могучий внебалканский фактор для того, чтобы склонить чашу весов в их пользу. Таким фактором могла быть только русская армия. Вступление России в войну предопределило вовлечение в нее Румынии и возобновление военных действий со стороны Сербии.

Официальной целью России было провозглашено "освобождение Болгарии и балканских стран", "освобождение прочное, бесповоротное". Царизм, разумеется, оставался хищной реакционной силой. Однако трезвый учет обстоятельств, опасение противодействия других держав, тревожное внутреннее состояние страны, незавершенность реформ, включая военную, финансовая слабость заставили его заранее отказаться от каких-либо завоевательных планов на Балканах21 .

Результаты войны известны: Берлинский конгресс 1878 г. к значительному ущербу для балканских народов и России изменил прелиминарное русско- турецкое урегулирование. "Защитники" Османской империи обошлись с нею самым бесцеремонным образом: Великобритания оккупировала о. Кипр, Австро-Венгрия - Боснию и Герцеговину. Но все же повернуть историю вспять конгресс был не в силах. Итоги мира были для Балкан значительными и в целом благодетельными: после пятивекового перерыва болгарский народ воссоздал свое государство; Румыния, Сербия и Черногория расширили свои границы: их государственная независимость была признана в международно-правовом порядке. Создались благоприятные условия для их социального и политического развития. Важнейшее из "запретительных" положений договора - разделение Болгарии - не выдержало испытания временем.

Прочными оказались те положения Берлинского конгресса, которые санкционировали позитивные итоги освободительного движения и русско- турецкой войны: образование Болгарии, укрепление и расширение Сербии, Черногории, Румынии. В противоположность этому оставление под властью Османской империи ряда южнославянских, греческих и албанских земель вело к тому, что освободительное движение не могло утихнуть, напротив, в ряде случаев оно обретало центр притяжения в одном из балканских национальных государств.

Основополагающим тезисом Запада, на котором и по сей день зиждется оправдание политики "статус-кво" в Юго-Восточной Европе, является утверждение, будто бы его нарушение перевернуло весь баланс сил в пользу России. Уже при рождении своем эта политика базировалась на двух ложных посылках: значительной переоценке сил, возможностей и агрессивности царизма; пренебрежении к жизнеспособности и потенциалу национального движения на Балканах. Широко распространенное на Западе мнение (в том числе и среди опытных политиков), что военные и дипломатические успехи России на Балканах чуть ли не автоматически приводили к усилению здесь политических позиций царизма, обернулось заблуждением. Действительность свидетельствовала об обратном. Свержение и даже ослабление османской власти в том или ином районе, достигавшееся с помощью русских войск или дипломатии, давало толчок развитию экономических и социальных процессов, выдвигало на арену общественной жизни новые силы во главе с молодой балканской буржуазией. Прогрессивные круги балканского общества, дружественно относившиеся к передовой России, ненавидели царизм;


21 "Освобождение Болгарии от турецкого ига" Т. 2. М. 1964, с. 80 - 82.

стр. 41


рвавшиеся к предпринимательской деятельности буржуазные слои обращали свои взоры не к России, а к Западу, в экономическом и политическом сотрудничестве с которым были заинтересованы. Военные и дипломатические успехи России на Балканах в перспективе вели, таким образом, не к усилению, а к ослаблению политического влияния царизма в этом регионе. В этом заключалась одна из причин непоследовательности, перерывов и колебаний в курсе официальной России на поддержку освободительного движения на Балканах.

После 1878 г. эту истину усвоили и в западных странах. "Восточный вопрос" вступил в свою последнюю фазу. Решения Берлинского конгресса по проблеме, вызывавшей больше всего споров, - болгарской - удержались всего несколько лет. В 1885 г. было осуществлено мирным путем объединение Северной и Южной (так называемой Восточной Румелии) Болгарии. Это было торжество болгарского национального движения. И, что характерно, ни одна из держав, яростно боровшихся против этого во время Восточного кризиса, не заявила даже протеста. Освободительное движение на Балканах продолжалось до первой мировой войны включительно, его звенья - воссоединение болгарских земель, Илинденское восстание 1903 г. в Македонии, движение за образование Албании, завершившееся провозглашением ее независимости в 1912 г., острый кризис, возникший в связи с формальной аннексией Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины в 1908 г., первая Балканская война 1912 г., в которой впервые союз балканских государств успешно выступил против Турции. Вместе с тем проявились новые, характерные для эпохи империализма факторы. Иностранный капитал глубоко внедрился в экономику балканских государств. Было развязано ожесточенное соперничество великих держав за балканские рынки сбыта, сырья и продовольствия. В этой схватке царская Россия оказалась далеко позади. Бурно развивавшийся германский капитал успешно теснил соперников22 .

В то время в полной мере проявились отрицательные тенденции межбалканских отношений - борьба молодой национальной буржуазии отдельных стран за преобладание на полуострове, стремление потеснить соседей. В ее ходе правящие круги балканских государств искали поддержки великих держав, что создавало условия для вмешательства последних в балканские дела, осложняло и обостряло обстановку. Полуостров превратился в "пороховой погреб" Европы. Проявлениями этого процесса явились: нападение Сербии на Болгарию в 1885 г., братоубийственная вторая Балканская война 1913 г., участие балканских стран в первой мировой войне во враждующих группировках, малоазиатская авантюра правящих кругов Греции в 1920 - 1922 годах.

Великая Октябрьская социалистическая революция, провозгласившая право наций на самоопределение, отмена Советским правительством тайных договоров, подписанных царизмом и касавшихся Османской империи, благотворно воздействовали на развитие национальной борьбы в Юго- Восточной Европе. Советская Россия оказала поддержку освободительному движению турецкого народа, возглавляемому Кемалем Ататюрком, и установила дружеские отношения с образовавшейся Турецкой республикой. С прекращением существования Османской империи Восточный вопрос сошел с повестки дня международных отношений.


22 "Дранг нах Остен" и народы Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. 1871 -1918". М. 1977; Б. М. Туполев. Экспансия германского империализма в Юго-Восточной Европе, в конце XIX - начале XX в. М. 1970.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/БАЛКАНЫ-В-МЕЖДУНАРОДНОЙ-ЖИЗНИ-ЕВРОПЫ-XV-НАЧАЛО-XX-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Г. Л. АРШ, В. Н. ВИНОГРАДОВ, И. С. ДОСТЯН, Е. П. НАУМОВ, БАЛКАНЫ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖИЗНИ ЕВРОПЫ (XV - НАЧАЛО XX ВЕКА) // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 18.02.2018. URL: http://biblioteka.by/m/articles/view/БАЛКАНЫ-В-МЕЖДУНАРОДНОЙ-ЖИЗНИ-ЕВРОПЫ-XV-НАЧАЛО-XX-ВЕКА (дата обращения: 21.11.2018).

Автор(ы) публикации - Г. Л. АРШ, В. Н. ВИНОГРАДОВ, И. С. ДОСТЯН, Е. П. НАУМОВ:

Г. Л. АРШ, В. Н. ВИНОГРАДОВ, И. С. ДОСТЯН, Е. П. НАУМОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
151 просмотров рейтинг
18.02.2018 (276 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СИМПОЗИУМ "ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И СОВРЕМЕННОСТЬ"
Каталог: История 
19 часов(а) назад · от Беларусь Анлайн
КОНГРЕСС ВИЗАНТИНИСТОВ
Каталог: История 
19 часов(а) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ КОНЦА XV - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI В. В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Каталог: Философия 
19 часов(а) назад · от Беларусь Анлайн
СТРАТЕГИЯ УСКОРЕНИЯ И НОВАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ ЛЮДЕЙ
Каталог: Социология 
19 часов(а) назад · от Беларусь Анлайн
ПЕТРОГРАДСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС
Каталог: Экономика 
19 часов(а) назад · от Беларусь Анлайн
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
12 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
17 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
БАЛКАНЫ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖИЗНИ ЕВРОПЫ (XV - НАЧАЛО XX ВЕКА)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK