Библиотека художественной литературы

Библиотека художественной литературы

Поиск по фамилии автора:

А Б В Г Д Е-Ё Ж З И-Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш-Щ Э Ю Я

Загрузка поисковой формы...

Читальный зал:

Александр Тюрин. Цикл "НФ-хокку"


Александр Тюрин. Любовный роман

     Некто Ганс был  свинопасом в отличие от Клотильды, которая была дочерью
графа Дю  Буа. Собственно, и до настоящего ответственного свинопаса ему было
далеко, хотя он и любил порассуждать в пивной о премудростях своего занятия.
     Утром, продрав свои  мутные глаза, Ганс пинками и руганью гнал свиней к
большой помойке, раскинувшейся  возле графской  кухни.  А вечером, отлив то,
что набрал в  пивной,  он  вел  свиней  обратно, на  скотный двор.  Окна  же
Клотильды выходили  как  раз на южную  часть графского  сада,  ту  самую, по
которой  проходила  незарастающая свинская  тропа  и  где  каждый вечер Ганс
неторопливо справлял нужду, почесывая свое хозяйство.
     Клотильда была  чистой,  честной,  чувствительной и поэтому  несчастной
девушкой. С тех пор как  ее жених, молодой блестящий герцог  де  Монморанси,
умер  от кровавого  поноса на  какой-то войне,  она оставила  всякую мысль о
замужестве и пресекала всякие попытки сватовства со стороны малообразованных
окрестных дворян, о которых на уме были только лисья охота да танцы.
     В  какой-то  момент Клотильда  решила,  что если уж она не  может  быть
счастливой,  то  чистой  быть просто  обязана.  Поэтому, ближе к закату, она
вышла как  будто погулять  и,  преодолев  природную  стыдливость, подошла  к
Гансу.
     И, хотя  свинопас видел, что  к нему приближается благородная  девушка,
он,  тем  не  менее, пристроился  к  ближайшему дереву и  стал  его  обильно
орошать.
     --  Вы не  смеете  делать здесь этого,-- преодолев стеснение в  в груди
прошептала Клотильда.
     Ганс невозмутимо продолжал делать "это".
     -- Немедленно обернитесь, раз с вами разговаривает Клотильда Де Буа!
     -- Кто-кто?-- наконец отозвался Ганс, выплюнув изо рта какую-то жвачку.
     -- Конь в пальто, свиное ты рыло.-- выпалила Клотильда, не понимая даже
из какого источника излились эти грубые слова.
     На сей  раз Ганс  обернулся  и, о  ужас,  струя отвратительной жидкости
упала неподалеку  от ног  Клотильды, и  несколько желтых капель попало на ее
изящные  белые  туфельки,  к  которым  сразу устремилось с  десяток  свиней.
Животные очевидно приняли обувь девушки за шампиньоны.
     Еще мгновение и грязные твари вымажут ее в помойной грязи, а то и вовсе
собьют  с  ног.  Неожиданно в голову  пришло  решение.  Клотильда стала бить
зонтиком наиболее взбудораженных  животных  прямо  по глазам, и  когда  те с
обиженным хрюканьем устремились прочь, закричала на Ганса:
     -- Мерзавец, закройтесь сейчас же.
     Мерзавец  поднял штаны,  однако  мочиться не  перестал, отчего  грязная
ткань моментально украсилась мокрой дорожкой и пошел отвратительный запах.
     -- Негодяй, отвернитесь.
     Негодяй отвернулся, но пояс штанов выскользнул  из его коротких толстых
пальцев  и  оголилось место  пониже  спины. Более того,  свинопас издал  сим
неприличным местом трубные звуки.
     Этого  уже  бедная  Клотильда  не   смогла  выдержать  и  обратилась  в
бегство...
     На следующий вечер свинопас даже не счел нужным скрываться за  деревом,
а непринужденно  справлял нужду на  открытом пространстве. Более того, зажав
свое хозяйство  в руке, выписывал им  разные  курбеты.  Как  будто предлагал
Клотильде отдаться во власть его низменной любви.
     Клотильда разрыдалась. Как он может! Этот ничтожный раб.
     Обратиться к отцу за защитой  она так  и не  решилась, но  бросилась  к
маменьке, едва та вернулась с бала и вступила под своды дворца.
     Захлебываясь,  девушка рассказала об  оскорблениях,  который  нанес  ей
презренный свинопас,  но  мать приподняла  ее  подбородок  кончиком  веера и
холодно произнесла:
     -- Дитя мое,  вы меня расстраиваете. Не будучи в  силах пробудить разум
этого человека,  вы  хотите  одного  лишь  наказания ему. Так  не  лучше  ли
позволить ему жить по его собственной природе?
     В слезах Клотильда вернулась в свои покои.
     Неожиданно  взгляд  ее  упал  на  сундучок  из  орехового  дерева,  где
хранились некоторые вещи, оставшиеся от забав ее детства, в котором она была
так счастлива с маленьким герцогом Монморанси.
     Вскоре в  руках ее  оказались и  садовые  ножницы  и пятнистое  одеяние
садового чучела, и веревочная лестница.
     Несколько   взмахов  и   чудестные  золотистые  локоны  легли  к  ногам
Клотильды. Затем девушка облачилась в пятнистое платье садового пугала.
     "Силы  специального назначения. Коротко, спецназ,"-- вдруг промелькнуло
в голове девушки, когда она глянула на себя в зеркало.
     Спустившись  по  веревочной  лестнице из  окна  своей  спальни  в  сад,
Клотильда  пошла  по  аллее  роз. Если вернее, он  крадучись пробиралась  за
колючими  кустами, чтобы  милый  старый  садовник  Жако  вдруг  не  увидел в
сумерках какую-то тень и не испугался.
     Ах, ворота  оказались закрыты. Клотильда  несколько раз дернула слабыми
руками  за железное кольцо.  Препятствие  явно было непреодолимым для такого
нежного создания как она.
     Внезапно послышалось шарканье деревянных  башмаков. Девушка укрылась за
цветущим рододендроном и увидела,  что это  милый Жако  торопится к воротам,
привлеченный шумом.
     Садовник   стал  выглядывать  в  смотровое  оконце   ворот,   несколько
передвинув нижнюю часть тела назад. И тут...  Клотильда словно вспыхнула. Не
отдавая  ни в  чем  себе отчета, она  выскочила  из-за  рододендрона, в одно
мгновение оказалась у Жако  на на  той части тела, которую мясники назыывают
филейной, потом вскарабкалась ему на плечи. И вот она уже на гребне ворот!
     Жако,  конечно  же  не узнал ее,  и, приняв за садового  вора,  пытался
ухватить за ногу, но она, не помня себя, нанесла ему удар босой пяткой прямо
в лицо.  Из-за  этого, о ужас,  садовник упал как сломанная кукла  в розовый
куст.
     Клотильда хотела немедленно броситься ему на помощь, но она уже была по
ту  сторону ворот. Она бежала по дорожке, ведущей прочь от графского дворца,
безвучно рыдая и ударяя  себя кулачками в  грудь.  Бедный Жако. Хотя,  зачем
было хватать ее за ногу? Если  бы  он ее сдернул вниз, она могла бы  сломать
себе шею.
     Уже совсем  стемнело,  с небосвода  медленно сползало  багровое одеяние
заката и  все ярче сиял Веспер.  Клотильда знала, что Ганс уже загнал свиней
на скотный двор и сейчас сидит в трактире  на Старой Дороге. Там до полуночи
проводит он время в обществе  развратных маркитанток, трактирных  служанок и
спившихся вдов.
     Клотильда вымазала лицо грязью из первой  же лужи,  закрепила на голове
несколько веток, затем протянула поперек дороги тонкий шелковый шнур.
     Один  его конец она закрепила на дереве  по одну сторону дороги, второй
пропустила между сучьев дерева,  растущего по другую сторону, где и завязала
петелькой на гибкой ветви.
     Расчет был  таков,  что  при  рывке петля соскочит с ветви, та,  верная
своей природе, распрямится и перевернет ведро с камнями, которое будет ждать
своего часа на соседнем сучке.
     Ведро  пришлось похитить  с  ближайшего крестьянского двора,  а  камней
имелось  достаточно  и  на  дороге.  Клотильда Дю  Буа наложила их  в  ведро
столько, что едва забралась с ним на дерево.
     Но чу. Послышались чьи-то шаги. Девица залегла в придорожной канаве.
     В  освещенном лунном свете тумане сперва  показалась  какая-то  рогатая
тень.  Тень  весьма  напоминала  князя   тьмы,  и  страх  схватил  холодными
скрюченными пальцами бедное сердечко девушки.
     Не  молитвами, но проклятьями  Клотильда отогнала свой страх.  Тень меж
тем стала  отцом-францисканцем Бартоломеем, который нес в  заплечной котомке
две большие колбасины, а вот уже следом, покачиваясь, плелся Ганс, словно бы
привлекаемый вкусным запасом.
     Что делать? Выскочить на дорогу и предупредить лицо духовного звания  о
грозящей  ему  опасности  --  значит  расстроить  все   начинание.  Но  отец
Бартоломей был всегда так добр к ней.
     Клотильда поняла, что ищет  сейчас в  отце-францисканце нечто скверное.
Несомненно у достойного святого отца есть отдельные мелкие несовершенства. И
одним из  этих мелких отдельных недостатков является то, что он... подлинная
свинья! Эта свинья в рясе никогда не отводила  глаз  от ее декольте во время
своих богоугодных бесед...
     Святой отец  зацепил  сандалией  за  шнурок,  протянутый  через дорогу,
досадливо лягнул ногой, тут и рухнул на его тонзуру поток камней.
     Ганс в  недоумении  остановился над  распростертым  телом францисканца,
несколько раз тупо икнул, потянулся рукой к колбасе, потом глянул вверх... и
на его голову свалилось пудовое ведро.
     Крякнув  Ганс рухнул на  колени,  а  в  следующее  мгновение  Клотильда
скользнула  к  нему подобно  тени  и  с криком "йа-а-а" нанесла удар  острой
коленкой в подбородок.  Неловко скрючив ноги, свинопас завалился назад и так
остался лежать.
     -- Ну получил, животное, получил? Я не стороница воззрений мэтра Руссо,
что каждому позволено жить по природе его.
     И Клотильда пнула босой пяткой Ганса в бок.
     Тот забулькал,  выпустил струйку  рвоты  и, прокряхтев: "Йо-о-о", умолк
как будто навсегда.
     Йо-о-о?  Но  этот пиратский клич испускали они вместе  с  юным герцогом
Монморанси во время детских игр! Невозможно, что бы кто-нибудь знал его еще.
     Клотильда  опустилась  на  колени  и  сдернула  нелепый  колпак, всегда
закрывавший голову  свинопаса чуть  ли не до носа, затем протерла батистовым
платком залитую кровью физиономию Ганса.
     Сомнений не было. Сейчас в лунном  призрачном сиянии она видела то, что
не замечала при свете белого дня.
     Свинопас Ганс на самом деле был молодым герцогом де Монморанси. Франсуа
заплыл салом, окривел, порос диким волосом, стал вонюч как боров, но это был
несомненно он.
     О, боже, она убила своего возлюбленного. Немедленно убить себя тоже. Но
чем?  Может  быть, этим ведром?  Клотильда  одела  себе ведро  на  голову  и
застыла, не зная, как поступить дальше.
     Но вдруг  герцог  Монморанси  захрипел. Сквозь прореху в ведре  девушка
увидела, как он повернулся на бок, старательно отхаркался и наконец сел.
     -- Франсуа, вы живы?
     -- Да жив я жив. Только башка пробита и мозги текут. Ладно, не впервой.
А вот батюшка сандалии отбросил. Что говорится, безвозвратные потери.
     Крупные размером с жемчужину слезы потекли по щекам Клотильды. Не сразу
девушка поняла,  что их никому не видно,  не  сразу сбросила ведро со  своей
головки.
     -- Франсуа, как вы могли?
     --  Нечего  сопли  по  лицу размазывать.  Вы-то  смогли  расколоть  мне
котелок.-- издевательским голосом парировал герцог.-- Ведро с булыжниками не
тяжело было на дерево тащить?
     -- Но почему?
     -- Потому.  Я бился под знаменами Евгения Савойского. Пока бился, видно
съел  чего-то  не того.  С поносом попал  в  лазарет,  лазарет был  захвачен
турками. У них  я,  кстати, на дерьмовозке работал.  Потом прошел  слух, что
всем смазливым юнцам по  яйцам чик-чирик  и на  службу в  султанский  гарем.
Ночью я  проплыл по сточной канаве  и был таков.  Попал  к  казакам,  а  они
убивают любого, кто не может выпить с хода стакан самогона. Я смог. А холода
там  такие,  что без сала на боках выжить невозможно. Так что все  по теории
господина Ламарка, орган развивается путем упражнения.
     Монморанси встал.
     --  Давай-ка этого капюшонника в канаву, присыпем чем-нибудь,  так  что
пока  не  завоняет,   его   не  хватятся.   Так,   колбаска  ему  больше  не
понадобится...   Ну,  цепляйся  за   другую   ногу,  потащили...   Э,   чего
отворачиваешься, будто не  знаешь,  что они на подштанниках экономят... Все,
теперь прощай...  Или чего, тоже со  мной?  Ну, тогда  догоняй. К утру по ту
сторону реки  надо  оказаться. Ведь вздернут за монашка не тебя, а меня. Все
слышали, как я ему в трактире по заднице обещал всыпать. Ты учти, мне совсем
не улыбается заплясать на виселице под хохот детворы.
     Клотильда посмотрела, как тает в тумане жирная спина бывшего жениха, и,
забросав листвой торчащий из канавы нос отца Бартоломея, припустила следом.
     ...
     -- Эй, стоп, кто там портачит? Что еще за дерьмовозка?
     Курсанты-темпоралисты  собрались  на  гладкой круглой  платформе вокруг
преподавателя.
     -- В отличие  от вас, охламонов, ребята-реставраторы  давно поняли, что
Макет  --  это  не  театр, где  можно самовыражением заниматься.  Это особое
интерфейсное  пространство, благодаря которому темное прошлое  отражается  в
светлом  настоящем...  Герцог  Монморанси отразился в  тебе,  Иванов.  А  ты
какую-то  отсебятину порешь.  Клотильда отразилась  в  Ласточкиной.  Дорогая
Оксана, благородная девушка не побежит за  каким-то поганцем...  Да плевать,
что он герцог. У него  одних  только венерических  заболеваний десяток. Все,
занятия  на  сегодня закончены. Идите домой,  двоечники, и благодарите бога,
что светлое настоящее не может отразиться в темном прошлом...
     ...
     -- Постой-ка, чувак, нажми на тормоза,--  Клотильда постучала по  плечу
де Монморанси, блестящего молодого герцога, танцевавшего с  юной наследницей
Де Ври.
     По бальной зале прошел шепот. Все уже знали, что помолвка между Франсуа
и Клотильдой намедни расторгнута.
     -- Ты мне еще  за базар не ответил.-- Клотильда Дю Буа врезала молодому
Монморанси кулаком в челюсть и локтем в нос.
     Окровавленный герцог рухнул на паркет.
     -- Вот теперь действительно покеда.

Александр Тюрин. Вот вырастешь большой

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"
     --   И   вот,--   академик   Панкратьев   протянул   руку   в   сторону
неизведанного,--  наши ученые  при  активной  поддержке  спонсоров, а  также
содействии   техперсонала  смогли  создать  надежно  функционирующую  машину
времени. Сказка стала явью, путешествиям туда-сюда  -- зеленый свет. Этим мы
обязаны, я не боюсь и вы не бойтесь этого слова,-- гению.
     Академик  направил  солидных размеров  указающий  перст  на  невзрачную
голову профессора Василия Осмысловского.
     --  Его  теория двухстороннего  хроноскачка  подтвердилась наиблестящим
образом. Две  собаки вернулись из путешествий во времени, причем  в отличной
форме. Пес  по имени Стрелкин сжимал  в зубах  обрывок красных революционных
шароваров и на  его  ляжке  остались  следы человеческих  зубов  -- все  это
является ярким  свидетельством глубокого ознакомления  с  темным Прошлым. На
собаке по  имени  Белкин  оставило свой след  светлое  Будущее: она  обросла
генетически модифицированной шерстью, в которой к тому же нашлись  прогающие
микроавтоматы,  исполняющие функцию  блох.  Более  того, в  мозг  Белки  был
вживлен органический чип,  который  позволяет ей размышлять о смысле жизни и
работать в роли компьютерного дисплея.
     Заиграла музыка  и по темпоральной  платформе на трехколесном мотоцикле
прокатилось собакоподобное существо, чья шерсть играла всеми цветами радуги.
Существо радостно  лаяло и  гавкало  и  по его  спине задорно бегали строки,
представляющие перевод с собачьего языка на русский:
     - Привет из двадцать второго века, века, когда  на Земле ни осталось ни
одного человека!
     Прогрессивная собака  наконец убралась восвояси  и  академик  продолжил
свою "тронную" речь.
     -- Друзья, сегодня на  смену собакам идут люди, да  еще какие.  Василий
Николаевич,  милостивый  государь,  давайте   же  сюда!  И  хотя  я  человек
правильной ориентации, я вас для начала обниму.
     Под аплодисменты спонсоров и прочей публики дородный академик  потискал
и даже поподбросывал в воздух худосочного профессора. Затем они поднялись на
темпоральную  платформу и уселись друг напротив друга в кресла  космического
типа.
     --  Дамы  и господа,  а  также  товарищи из парламента!--  включилась в
объяснения  длинноногая и  белокурая  ассистентка  академика.-- Сейчас  наша
экспериментальная  установка произведет  темпоральные  силы  противоположных
векторов.  Они перенесут  академика  Панкратьева на тридцать  лет  вперед, а
профессора Осмысловского -- на такой же промежуток времени, только назад.
     Голографический экран во  весь  потолок  показал со  всей  наглядностью
схему двухстороннего хроноскачка, причем показ то и дело прерывался рекламой
фирм-спонсоров.
     --  Ученые  будут  отсутствовать  по нашим  часам всего  три  минуты,--
задорным  голосом  продолжила  блондинистая  ассистентка,--  а  потом  снова
появятся  в  этих креслах. Итак... пять, четыре,  три,  два,  один, вперед и
назад!
     Платформа на глазах  у  всех исказилась, словно  в  кривом зеркале, и в
зеркале этом как будто  ненадолго  отразились таинственные лики  грядущего и
минувшего. Потом все приняло прежний вид. Лишь кресла опустели. Свершилось.
     С напряженными лицами спонсоры и прочая публика смотрели  на хронометры
всех  марок  и  видов от  "Роллекса"  до "Командирских".  Мелькали  секунды,
сменялись минуты, ассистентка кусала яркие  пухлые губы, оразумленный пес по
имени Белкин  носился  по платформе  на мотоцикле.  Но платформа  оставалась
пустой и час спустя.
     ...
     -- Дедунь, а дедунь,-- сопливый  малыш тянул ветхого старца за рукав.--
Ну, пошли, все им расскажем, прощения попросим.
     Малыш принялся реветь, размазывая кашицу из слюней и соплей по лицу.
     -- Мы же никуда не унеслись, деда, мы здесь.
     --  Да куда нам идти, Василек?--  грустно прошепелявил дед.-- На, лучше
петушок пососи.
     Но малыш изо всех сил оттолкнул корявую руку с замусоленным леденцом.
     --  Не хочу петушок сосать, хочу домой,  к супруге, к  детям. Это ты во
всем  виноват, Панкратьев, что тридцать  годиков  не снаружи,  а внутри  нас
пробежали.  Ты  эксперименты  фальси... фальсифицировал,  ты  совсем  других
собачек  у  циркача   купил,  ты  Белкина  за   ляжку  кусал,  ты  Стрелкину
пластмассовую шерсть приклеивал...
     --  Не  плачь,  Василек,-- дед погладил внука по вихрастой головенке.--
Как  я  приклеивал шерсть ты видел,  а чего ж  ты не  заметил,  как меня так
называемый спонсор на счетчик поставил и два  зуба мне высадил?  Ну, ничего,
вот вырастешь большой, сам со спонсорами рассчитаешься.

Александр Тюрин. Эскадрон гусар аэромобильных

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"

1.

     Над  столом   в   морге   включился  свет   и   профессор  Осмысловский
почувствовал, как страх  бьется у него где-то под горлом. Впрочем, спокойные
деловые  голоcа судмедэксперта и следователя Ползикова  пролились киселем на
взбудораженную сущность профессора и заставили ее успокоиться.
     -- Гражданин этот, представьте себе, погиб от удара настоящей саблей.--
не без хвастовства сказал  медэксперт.-- Если  точнее  после удара саблей он
протянул  еще  пару минут,  не больше.  Обратите внимание на  характер раны.
Узкая,  но  глубокая.  Рассечена  сонная артерия,  перебит позвонок.  Почему
сабля? Потому что простым бытовым топором хрен  по шее попадешь. Попробуйте,
если не верите.
     --  А   почему   не  нож,   охотничий  или  там   большой   кухонный?--
поинтересовался Ползиков.
     --  Вы  уж  простите  меня, но  как  это  вы  ножом  голову  оттяпаете?
Конфигурация раны указывает на то, что  клинок был  достаточно тяжелым и что
удар  наносился сверху и наискосок -- как будто с лошади. Так  что, я  бы на
вашем месте обратил внимание на чеченцев.
     --  Я уже  думал на эту тему,-- поделился  Ползиков.--  Полистал  дела,
связанные так сказать  с гражданами кавказской национальности. Дел много, но
что уж  точно  сабли  и  лошадей они  с собой не  возят.  А вы  что думаете,
профессор?
     --  Я  вам  уже  говорил,  господин  капитан,  что  я  не  считаю  себя
специалистом  в  области  холодного оружия.-- несколько  натянуто  отозвался
профессор и вздернул академическую бородку.
     Ползиков  бросил   на  стол  пакетик,  в  котором   лежал...  старинный
офицерский аксельбант.
     --  Но  в  этом  вы  определенно  специалист.  Сия  деталь  офицерского
обмундирования  была  зажата в  руке убитого гражданина.  Ну,  как  будто он
ухватился за этот аксельбант и сорвал его с  мундира убийцы  перед  тем  как
схлопотать саблей по шее.
     --  Изначально  этот  аксельбант   принадлежал  воину  из  лейб-гвардии
царскосельского  гусарского полка,-- сказал Осмысловский.-- Этот полк  почти
полностью полег в 1916 году на полях Галиции.

2.

     -- Смотрите, профессор,-- Ползиков провел пальцем по воздуху и протянул
бинокль.--   Там  лесопарк,  перед  ним  капустное  поле,  справа  грунтовая
автодорога. Следы  от копыт десятка лошадей  появляются вдруг  на  том конце
поля  и вдруг  исчезают на  этом  конце.  Убийство  произошло неподалеку  от
грунтовки.   Там   еще   обнаружились  следы   двух  автомашин,   импортного
производства,  предположительно популярной  марки  Мерседес-220.  Как  будто
между теми гражданами,  кто двигался  на копытных животных, и теми, кто ехал
на  мерсах, произошла, грубо говоря,  разборка. Из-за чего по-вашему  мог бы
повздорить, скажем, лейб-гвардии гусар и, допустим, всем нам знакомый бандит
с золотой цепочкой на шее и стриженным затылком?
     -- Из-за всего,-- кратко отозвался профессор.-- Понятия о чести слишком
уж разнятся. Только никаких гусар давно уже  не существует  в природе. Может
быть    это    постарались    какие-нибудь    благородные     мстители    из
военно-исторического  общества? Есть  же  такие ряженые, даже  потешные  бои
устраивают.
     -- Профессор дорогой, у ряженых  нет  боевого оружия и они им на  самом
деле  не  владеют.  Кроме  того  у  них  плохо  с  лошадьми.  И  даже  самые
разблагородные мстители не появляются ниоткуда и не исчезают никуда.
     -- Я не физик, господин капитан.
     -- Вы историк, товарищ Осмысловский. Мне о  вас  много хорошего говорил
один человек.
     -- Какой человек?-- строго вопросил профессор.
     -- Один арестованный за кражу  предметов  антиквариата. Он  выражался о
вас в превосходной  степени как об эрудите, чуть ли не энциклопедисте. Но вы
это не берите в голову, он уже давно  сидит, а ваша фамилия у  меня просто в
памяти отложилась... Как, кстати, погиб этот самый гусарский полк? Вы должно
быть в курсе.
     Профессор помедлил.
     -- Несколько эскадронов  из  царскосельского полка словно корова языком
слизнула.  Исчезли  бесследно, сгнули  без вести. Таких таинственных случаев
было  немало в  истории  первой мировой,  особенно  в 1916 году. Пропал один
британский  батальон, несколько немецких и  австрийских рот. Но этому всегда
находились вполне разумные объяснения.  Тогда  ведь переносные  радиостанции
еще  не применялись. Если подразделение попадало, скажем под шквальный огонь
противника, или под кинжальный удар кавалерии, оно могло полечь полностью за
несколько минут и  не дать  никому никакой весточки... Что в общем  известно
достоверно о судьбе  царкосельского полка? Он  должен был  нанести фланговый
удар  по наступающим  силам  австро-венгерцев. Часть гусар  была  направлена
через небольшой заболоченный лесок. И они  уже никогда не  вышли оттуда. Что
любопытно,  в это же время и примерно  в  этом же  месте пропала австрийская
егерская рота... Собственно, мне больше нечего сказать.
     -- Что  еще интересного  происходило в 1916 году?-- Ползиков достал  из
кармана блокнот.
     -- Битвы под Верденом и на Сомме. Более миллиона убитых с обеих сторон.
Впрочем  ни одна  сторона  не получила стратегического  преимущества. Провал
турецкой, то  бишь  галиполийской  экспедиции британцев -- четверть миллиона
убитых только с их стороны. Как видите, Европа успешно истребляла сама себя,
так что все позднейшие войны,  революции и  деградации  --  только следствия
первой  мировой,  на  которой  полегли лучшие:  самые благородные,  храбрые,
честные и, пожалуй, самые добрые... Зачем я  вам только это  говорю, конечно
же вас это не очень-то волнует. Может, поедем уже обратно в город?
     -- Я смотрю, вы  до сих  пор принимаете события первой мировой довольно
близко  к  сердцу...  Однако  меня  многое  интересует, профессор.  Что  еще
замечательного происходило  в этом роковом шестнадцатом?  Может быть, что-то
не связанное напрямую с войной.
     --  В  области  балета,  что  ли?  Ну,  была обнародована  общая теория
относительности Альберта Эйнштейна, хотя по мнению некоторых исследователей,
создана она  была куда раньше.  Эйнштейн был странный человек на наш взгляд,
он не торопился с обнародованием своих  открытий. К 1916 году он,  например,
выдвинул  гипотезу  отрицательной  гравитации,  но  о  ней  широкая  научная
общественность  так  и  не  узнала. И,  собственно,  после 1916 года,  можно
сказать  вплоть  до самой  своей  кончины,  Альберт  Германович  над  чем-то
усиленно работал, но результаты этой работы нам неизвестны.
     -- Ах вот  как. Жалко.--  Ползиков удрученно прищелкнул языком и  сунул
блокнот в карман.-- Вот незадача. Можно представить, чего мы лишились... Ну,
ладно, пойдемте к машине.
     -- Знаете  что, господин  капитан. Я еще  немного прогуляюсь,  места-то
больно приятные глазу, а потом поеду на электричке.

3.

     Перед  профессором стояли трое. Маленький крепыш, "шкаф" среднего роста
и верзила. Несмотря на ужас, комичность ситуации тоже почувствовалась.
     -- Это тот, который с ментом приехал.-- ткнул пальцем "шкаф".
     Маленький крепыш сделал шаг  вперед, немного покачал головой из стороны
в сторону, как будто что-то разглядывая на лице профессора, а потом врезал.
     Оглушенный профессор прислонился к забору и попытался проглотить кровь,
заполнившую  его рот  --  плеваться  ведь  неприлично,  он  ведь никогда  не
плевался, по крайней мере на улице.
     --  Ну что,  мусор, приссал?  Это  только разминка была, сейчас мы тебя
мочить всерьез начнем.-- предупредил верзила.
     Главное не  терять достоинства, смотреть  мучителям  глаза,  проглотить
наконец эту кровь.
     -- За что?-- спросил Осмысловский.
     -- Кокретно за Саньку-Акулу, которого твой Ползиков посадил.
     -- Я  не милиционер, я вашу акулу не  то что  не сажал, даже в  море не
видел.
     -- Я нам плевать. Ты с ментами знаешься, значит типа ответишь.
     Профессор увидел, что между этими тремя монстрами и забором остался еще
промежуток метра полтора.
     Осмысловский качнулся, словно собираясь упасть, а потом скользнул вдоль
забора  мимо  хулиганов.  Кто  они, уже бандиты или просто  хулиганы,  думал
профессор на бегу.
     Трое, то ли бандитов, то ли хулиганов, припустили следом. Вскоре  стало
ясно,  что  бег  не  является  их  сильной стороной.  Или они как  будто  не
торопились.
     Но  и  профессор  чувствовал,  как  что-то  все  больше сдавливает  его
мечущееся сердце -- ведь  всего две недели назад он вышел из  больницы после
приступа стенокардии.
     Тяжелый  удар в спину  опрокинул  его  навзничь. Осмысловский  вывернул
голову  набок  и  увидел как верзила готовиться влепить  ему удар ногой  под
ребро...
     Резкая боль пронзила профессора сбоку и он поперхнулся своим дыханием.
     "Я не могу больше дышать. Я сейчас умру."
     Бандит похаживал рядом и  готовился нанести еще удар, подошел поближе и
маленький крепыш. Верзила вежливо пропустил товарища и тот ударил профессора
с другой стороны.
     Как  будто что-то  лопнуло внутри  и  горячий поток вместе  с  тошнотой
устремился  к горлу. Белесый туман  застил взор профессора, сделал плоским и
малоразличимым мир вокруг.  Но  и сквозь  эту плоскость  рельефно  проступал
грязный носок ботинка. Носок приподнялся, отплыл назад...
     И вдруг ...  стук копыт и храп коня. Нога не ударила его. Нога хулигана
принялась удирать вместе с другими хулиганскими ногами.
     Осмысловский приподнял голову. Всадник  на  гнедом  рослом коне нагонял
убегающую  бандитскую  тройку.  Послышался  свист  шашки  и  верзила  улегся
навзничь в грязь. Двое других бандитов перевалилось через забор и исчезло.
     --   Куда   его,   господин  поручик?--  послышался   молодой  голос  с
непривычными интонациями.
     --  Не  знаю,  но  и  оставлять его здесь  нельзя,  кажется...  у  него
повреждено легкое.
     Профессор увидел склонившегося воина в исторической гусарской форме, со
смешными подвинченными усами.  Рука воина  поднесла  к  его лицу  отнюдь  не
исторический  спрэй.  Возникло  серебристое  облачко, которое вошло внутрь и
насытило легкие кислородом, распространилось  по  телу и как будто поглотило
боль.
     Профессора  усадили в седло и руки словно примагнитились к луке, а ноги
были как будто притянуты стременами.
     Конь  повернул голову и посмотрел дружелюбным глазом на профессора. Это
домашнее  животное  не  нуждалось   в  командах  и  понуканиях,  оно  вполне
самостоятельно понесло  Осмысловского.  Конь проскакал по топкой проселочной
грязи, а потом перед ним вдруг возник обрыв.
     Профессор не успел  испугаться, самостоятельное животное прыгнуло и мир
свернулся. Но на смену ушедшему миру мигом развернулся другой.
     Красные неприглаженные ветром скалы  роняют  размытые тени  в бездонный
каньон, оранжевое высокое небо, в него упирается чудовищный горный пик.
     Это была на Земля.  Это  был... Марс, каньон Валлис Маринерис,  та гора
называется,  кажется,  Олимп. Это Марс без сомнения, такое маленькое смешное
солнце из-за горы выглядывают и звезды просматриваются. Однако на этом Марсе
люди могут жить без скафандров и даже кататься на умных лошадках.
     "Это смертный сон,-- сказал себе профессор.-- Поздравляю, я - труп."

4.

     --  Черт,  я уж  думал  вы  -- покойник,  все  морги  обзвонил.  Вернее
программа у  меня  на  компьютере стоит,  этим делом  занимается,-- Ползиков
улыбнулся, что с ним случалось не часто.-- А вы оказывается  на отдыхе были.
Вот загаром украсились. Или моркови переели. Оттенок какой-то оранжевый. Где
ж вы были то?
     -- На Марсе,-- Осмысловский тоже улыбнулся, что с ним бывало не часто.
     --  Вы...  Я знаю, вы  никогда  не шутите. Зачем  вы  с  ума-то  сошли,
профессор? Это так несвоевременно.-- укоризненно произнес милиционер.
     Осмысловский  распахнул пиджак.  Под  ним  был  каркас-экран,  наглядно
представляющий состояние  костей и органов грудной клетки с помощью картинок
и диагностистической информации.
     -- На ребре  уже костная мозоль  образовалась,  и селезенка срослась --
это нанороботы постарались.
     -- У нас...-- Длинный Ползиков сел на табуреточку, как будто сложился.
     -- У нас такое может где-то и делают, миллионерам,  но марсиане сделали
это мне, простому профессору.
     -- На Марсе не может быть жизни, товарищ профессор.
     --  А  ее  там  и  нет,  господин  капитан  .  Я  имею  в  виду,  своей
собственной... Представьте себе. 1916 год, кругом мясорубка, пехота с ужасом
в глазах ходит в  обреченные атаки  на пулеметы. Эйнштейн уже  несколько лет
как создал теорию отрицательной гравитации, а сейчас построил Макет, который
может  высвободить   минус-гравитационные  силы  --  при  условии  получения
Начального   Импульса.   Вероятность  получения  Импульса  всерьез  даже  не
просматривалась,  но он  пришел  --  ну примерно как  кредитная карточка  от
таинственных, но  могущественных организаций.  И  установка сработала весьма
нелинейным образом.
     -- Что это за бяка такая, отрицательная гравитация?  Это когда конные и
пешие начинают вдруг  живьем возносится на небо?- без всякого  воодушевления
спросил Ползиков.  На его  лошадином лице было четко написано: "Только этого
нам еще не хватало."
     -- Я уже  кажется  говорил,  что  я не физик.  Но что  точно -- дело не
ограничивается  вознесением на  небо. Собственно, к 1916 году  Эйнштейн  уже
отказался  от  названия  "отрицательная  гравитация",  и  использовал  слова
"телепортационная трубка". Знаете, это скорее всего клонирование реальности.
Клон реальности, существующей в точке А, переносится куда  угодно во времени
и в пространстве, в некую точку B... У них там, в  марсианской точке B, есть
земной воздух и  вода  и  другие элементы земной реальности.  У  них  там, в
марсианском царстве-государстве,  прошло немало лет  после  1916  -- однако,
меньше  чем  у нас. При этом скачок в  своем развитии марсиане сделали  куда
больший, чем  мы: и в технике, и в  литературе.  Хотя от лошадок, кстати, не
отказались.
     -- Прямо утопия какая-то.
     --  Хотя именно ее  они не хотели строить. Скоро эта утопия  вернется к
нам обратно, потому  что заряд негагравитационной энергии иссякнет. Я думаю,
многим здесь  непоздоровится. Потому что у гусар, как я  уже говорил, другие
понятия о чести.

Александр Тюрин. Крутозавры

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"

1.

     На июль-месяц Ася  сняла дом  в деревне Каляево.  В прошлом  году здесь
отдыхала  тетка со своим семейством  и ей  понравилось.  Счетчик  Гейгера не
трещит, речка как будто чистая, лес с ягодами, трактора не громыхают, мужики
не  матерятся, поскольку почти отсутствуют. И  вообще никакой агрессии,  как
подчеркнула тетка.
     "Это то что, мне нужно,-подумала Ася и стала выбивать из шефа отпуск.--
Кто-то заставляет нас постоянно грызться за место под солнцем. А ведь солнца
хватает на всех. Карьера, командный дух, состязательность -- все эта лажа, с
помощью  которой  кое-кто  нас  отлично  контролирует.  Мне  надоела  работа
локтями, крысиные  укусы сослуживцев и медвежий рык начальства.  Мне надоели
измены и подставы друзей, засады врагов."
     Шеф намекал,  что  не  время,  что это  может  плохо отразиться, но Ася
настояла на своем.
     И в самом  деле в Каляево оказалось  неплохо. Тишина, агрессии  днем  с
огнем  не  сыскать, ни измен, ни  засад, ни врагов, ни  друзей. Прессы  тоже
никакой,  маленький  телевизор,  который  Ася  захватила с  собой, показывал
только рябь.  "Ну и  ладно, чего я там  не видела --  очередной терракт, что
ли."
     Вечером,  чтобы  не  маяться от скуки,  она  ходила  кормить  окрестных
домашних  животных.  Кур,  кошек,  собак,  коз. Живности покрупнее в Каляево
похоже не водилось.
     День на пятый, Ася заметила за собой,  что и простое кормление  братьев
меньших ей  изрядно  поднадоело, поэтому она стала бросать корм несколько  в
ограниченном  количестве:  чтобы  собаки  погрызлись  друг  с  другом  из-за
косточки, а куры устроили потасовку из-за хлебной корки.
     День  седьмой  выдался на редкость  жарким.  Ася  до  вечера  лежала  в
полудреме, изредка заглядывая в томик  Сивокобыльского "Пузырьковый алгоритм
сортировки" и поэтому подошла к курятнику Пахомыча уже в сумерках.
     Приоткрыв ветхую ставенку, она заглянула внутрь.
     -- Цып, цып, здравствуй, куриное царство.
     Куриное царство почему-то не откликалось. От кур сейчас остались только
темные неподвижные силуэты в дальнем углу развалюхи.  И они молчали. Молчали
тяжело, насупленно.
     Неожиданно  Асе показалось что  в  окошке  напротив,  выходящем на лес,
показался  хищный  острый профиль.  Профиль  вдруг  сверкнул  прямо  на  нее
недобрым глазом и как будто просверлил взгядом.
     Волна  первостатейного   ужаса  накатила  на  Асю  и  отбросила  ее  от
курятника. Но сзади ее уже что-то поджидало. Наткнувшись спиной на преграду,
Ася коротко пискнула, на  большое уже  не хватило душевных сил, и  ее сердце
нырнуло куда-то вниз, как пловец с тумбочки.
     Тут  на  столбе зажглась  тусклая  лампочка Ильича,  Ася  обернулась  и
увидела Пахомыча, тощего седого гражданина, немножко похожего на Бельмондо.
     -- Comment  ca  va?-- непринужденно пошутил  Пахомыч, подчеркивая  свое
сходство с французским актером.
     --  Что  это  вы  подкрадываетесь  аки  тать  в ночи!--  Ася выплеснула
накипевший страх на первый попавшийся живой объект.
     -- Аки-каки. Ну  чего  ты спужалась?-- откликнулся необидчивый селянин.
-- Я вот тоже сперва подумал -- вор подкрался, чтоб пеструшек моих унести.
     -- А чего они молчат так?
     -- Спят они поди, поздно уже.
     -- Да-да, простите меня, я лучше завтра.
     Ася спешным шагом пустилась к своему дому, чувствуя что Пахомыч лыбится
и охаживает взглядом ее босые ноги.
     Ночью ей  стало плохо. Асе показалось, что внутри ее,  в  нижней  части
живота, растет твердое как камень яйцо, сдавливая все вокруг.
     "Что-то  с маткой,  лишь  бы  не  кровотечение,--  думала  она, стиснув
зубы.-- Дотянуть бы утра, утром доберусь  до почты и  позвоню  тетке,  чтобы
забрала."
     Но до утра было далеко. Ася решила,  что непременно умрет, когда "яйцо"
как  будто  двинулось  из нее. Ей  даже  показалось что  у  нее  разорвалась
промежность.
     Но потом и боль и прочие неприятные  ощущения исчезли. Наоборот  пришла
легкость и приятная пустота. Ася  мигом заснула  и наутро у нее  не было  ни
малейшего желания просить помощи у моторизированной тети.
     День восьмой  выдался на редкость удачным. Ася преодолела робость перед
речкой  и  дала унести  себя течением на  полкилометра  вниз,  не  побоялась
збрести далеко в лес,  где нашла  и малинное изобилие, и  потревожила сонное
семейство гадюк. Не просто потревожила, но и пришибла палкой одну из них  --
и вовсе не от страха, а от чистого озорства. Еще день назад такое себе Ася и
вообразить не могла.
     Однако  вечером  женщина ограничилась  кормлением кошек  и собак,  а  к
курятнику не пошла. Может именно потому, что ее тянуло туда.
     Перед  сном Ася  приняла  ответственное  решение, не закрывать окно  на
ночь.
     Проснулась она посреди ночи, как ей показалось, от сквозняка.
     Ася встала, зажгла керосиновую лампу, сделала шаг к окну и ...
     Она едва сумела не обмочиться от ужаса. На подоконнике стояла курица.
     -- Тьфу, кыш, нечисть.
     Курица стояла неподвижно и грозно, как памятник самой себе.
     Ася потянулась  к  старой  отцовской двухстволке,  которую захватила  с
собой на всякий  случай  --  для  обороны  от возможных насильников.  Взвела
курок.
     Курица наконец что-то усекла, и, выйдя  из величественной позы, слетела
с подоконника.
     А женщина взялась рукой за ставню и тут заметила, что перед окном стоит
целый взвод пеструшек. Именно слово "взвод" пришло ей первым делом в голову.
     А  потом  Ася  поймала себя на  том,  что страха сейчас нет, скорее  уж
какое-то очарование. И, пожалуй, дерзость.
     Она бросила двухстволку на кровать и легко взобралась на подоконник, не
выпуская лампу из руки.
     В этот момент взвод перегруппировался, явно давая ей место в середине.
     Ася  спрыгнула во двор  и побежала  к забору. Куры  устремились за ней,
выдерживая походный порядок в виде клина.
     Ася никогда  не отличалась особой  ловкостью, но сейчас она не  ощутила
никакой  робости  перед  преодолением  высоты,  и  легко,  с  одного прыжка,
перемахнула через забор. Куры не отстали от нее и на сей раз.
     Женщина  и куриный  клин понесся  по  темной  деревенской  улице, храня
полное беззвучие, хотя в душе у нее играли трубы. Освобождение. Ничто сейчас
не играло для нее роли.  Неприятности  на работе,  неудача  в поисках нового
места, уход  друга,  скандалы  с  родителями, никчемность бегущихв  какую-то
прорву дней. Всего этого не стало сейчас.
     К Асе и ее "стае" прямо на улице присоединилось несколько собак, кошек,
а также одна коза.
     Ася   почувствовала   себя   властительницей   в   этом   пространстве,
единственным источником и потребителем времени.
     Она швырнула керосиновую  лампу в какую-то развалюху. Лампа была больше
не нужна, теперь Асе хватало луны и пожара.
     На мосту через  речку женщина вскочила  на  перила и  побежала по  ним,
ощущая легкость и управляемость своего тела.
     Какую-то шавку, что  со  злобным лаем бросилась на нее, Ася ухватила за
хвост и, пару раз крутанув, швырнула с берега в воду.
     На  еще  багровеющем западе  проглядывались  очертания  полуразрушенной
птицефабрики, которые всегда вызывали робость у нее. Но не сегодня ночью.
     Ася побежала по заросшему  бурьяном полю к  этим останкам  цивилизации.
Куры  и  другие прибившиеся  животные, с  "полуслова" уловив ее  мысли, лихо
устремились следом.
     Точно также, как и ей, им  хватало сейчас лунного  сияния, никто из них
не застрял в бурьяновых зарослях и не переломал ноги в дренажных канавах.
     Ася  и  животные  пробежали по полуразвалившемуся пандусу, по  которому
когда-то   въезжали   грузовики,   пересекли   цех,   слегка   напоминавшему
древнеримские развалины, и оказались в дизельгенераторном зале...
     Вернее там, где был когда-то дизель-генераторный зал.
     -- Ну, бон-суар, мои дорогие.
     С кресла, стоявшего на  помосте, поднялся человек, в  котором Ася  едва
признала  Пахомыча.  Не в полинявших пузырящихся  трениках,  а  в сверкающем
яркой  чистотой голубом комбинезоне. К уху  прицеплен безшнурный наушник, на
воротнике крохотный микрофон.
     Несмотря  на грязные  обшарпанные стены  Пахомыча окружала  современная
аппаратура, среди  которой, Ася как программист, распознала  суперкомпьютер,
сложенный из шестидесяти четырех мощных персоналок.
     --  Посторонние  объекты в контрольной зоне,-- сообщил откуда-то сверху
мягкий компьютерный голос.
     -- Ничего, пускай побудут,-- отозвался Пахомыч.
     --  А что вы  здесь делаете?--  вдруг  ощутив свое  бурное дыхание едва
проговорила Ася.
     -- Вопрос несколько неучтив по форме, но справедлив  по содержанию. Это
моя собственность. Уже три года как я купил этот участок  земли и все что на
нем находится.
     Пахомыч  вдруг стал Асе кого-то напоминать. Кого-то из крупных деятелей
ушедшего десятилетия.
     -- Вы...
     --  Неважно. У  меня достаточно денег, в  том числе  и  на преобретение
засекреченныых  темпоральных  технологий... Эти  куры, собаки, кошки,  козы,
также  как  и  вы получили  привязку  к прошлому  с  помощью так называемого
темпорального сопряжения. Вы и они осознали свою общность на уровне предков.
Они признали ваш интеллект и вы теперь их вожак, вы получили глубинную связь
с миром природы. Скажу вам, как программисту, у вас теперь с ними стабильный
интерфейс.
     -- И это все?
     -- Что значит все, девушка? Вам что стабильного интерфейса мало?
     -- Больше вам от нас ничего не надо?
     -- Нет. Ну  может я хотел бы чтобы  вы  играли  роль  золотого петушка,
способного оповещать о том, что знает природа.
     -- В самом деле? Тогда и нам от вас кое-что потребуется.
     -- И что именно?-- снисходительно улыюбаясь, отозвался Пахомыч.
     Ася  чувствовала сейчас  и глубинную  связь, и  стабильный  интерфейс с
миром природы. И по этому интерфейсу от природы поступали команды и сигналы,
которые она просто озвучивала.
     -- Что бы вы нам больше не мешали.
     Слишком  поздно  Пахомыч  заметил  дворняжку,  зашедшую сзади,  и того,
петушка, который спрыгнул на него с балки...
     Дворняжка впилась естествоиспытателю в лодыжку. Тот видимо хотел что-то
приказать  в   аудиорежиме  системному  компьютеру,   но  не  успел.  Петух,
оказавшийся у Пахомыча на макушке, метко клюнул его в глаз. Жалобно взвывший
мужчина рванулся  и напоролся на  рога  козы, которая  упрямо пошла на него.
Пахомыч согнулся, надрывно кашляя, свалился  с  помоста, врезался  головой в
ржавый скелет дизель-генератора, дернулся пару раз и затих навсегда.
     -- Нам никто не нужен, ни в  попутчики, ни в руководители.-- прошептала
Ася, походя к плоскому системному монитору,--  потому  что  сегодня ночью  я
стала  Природой. Она получила мой  интеллект и мою жажду мести, а я получила
ее силу.
     ...
     -- Вставайте, козлы!
     -- С колен, свиньи!
     -- Хватит спать, псы!
     --  Я даю вам волю и разум, братья и сестры. У вас  нет теперь  хозяев,
для вас больше не существует боен и мясников. Если кто-то захочет ограничить
вашу свободу или пожрать вашу плоть -- убейте его.

Александр Тюрин. Транзитный космодром

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"

Глава 1. 2375 год.

     Корабли появлялись  из ничего, точнее из Абстракта, юркие  и мелкие как
мухи. Лиловое поле интерфейса превращало их в кляксы неопределенного цвета и
и  формы, а масса становилось заметной,  лишь когда  они плюхались  в быстро
твердеющие люльки на поверхности волнующегося как море космодрома.
     Женя  Клочков занимался санитарным контролем. Большинство кораблей было
беспилотными, да  и  сами  пилоты  никаких  хлопот  не  доставляли.  Лощеные
выпускники штурманских инкубаторов, прошедшие десятки экзаменов и испытаний,
прежде чем принять командование, они были идеальны, как аммиачный снег.
     Но вот  с  грузом порой приходилось повозиться.  Да  и  с  безбилетными
пассажирами, такими как трампы.
     Согласно неписанным  законам  этих бомжей не  принято было  ссаживать с
борта или  мешать им  в захвате пустых трюмов. Наверное потому, что высылать
трампов было некуда, даже Свободная Орда Аутистов после нескольких неудачных
попыток наотрез отказывалась их принимать. Однако у трампов был существенный
плюс  -- их неприхотливость, они  могли дышать вместо кислорода аммиаком, им
почти  не требовалось  тепла, они спокойно выносили такой уровень излучения,
который  заставил  бы  отбросить  коньки  девяносто  девять  процентов  всех
воплощенных живых существ.
     Но трампы  несли кучу инфекций,  в том  числе  и психических паразитов.
Поэтому  нередко самых  отмороженных  приходилось подвергать  насильственной
оптимизации.
     Вот  и сегодня пришлось  повозиться  с  одним таким  типчиком,  который
почему-то слизывал  со  стен плоские  органические чипы. Женя  Клочков долго
гоняться  за ним с мономолекулярным сачком по зыбкой нелинейной  поверхности
космодрома. Наконец  загнал трампа  в  буфер  и там  стабилизировал  сильным
минус-гравитационным  полем.  Но  ловкий  бродяга   еще   ухитрился   как-то
увернуться  от  первого  отимизационного  заряда и лишь  второй  достал его.
Несколько секунд трамп бился с оптимизационным средством,  пытаясь сохранить
свою "самобытность". В  конвульсиях напрасной  борьбы он не забывал насылать
на Клочкова страшные заклятья и успел изрядно надоесть.
     Впрочем, уже через три  минуты угомонившийся отморозок  мило лепетал  о
вреде грязных  рук  и грязного  разума,  когда трое  полицавров  вели его  в
санпропускник. Там  через  интерфейс, образовавшийся в его  мозгу,  ему были
должны еще загнать приличную порцию функций хорошего поведения.
     А рабочий день Жени Клочкова уже подходил к концу.
     --  Зайди  ко  мне,-- сказал по интеркому шеф.--  Надо обмозговать одно
завтрашнее мероприятие.
     Клочков  стал  компактифицировать  мономолекулярный сачок и  неожиданно
наткнулся  на  крохотный  стерженек.  Нераспавшийся  оптимизационный  заряд.
Поблизости  не было видно ни одного  мусороуборочного терминатора  и Клочков
сунул стерженек в карман. Так, вначале к шефу, потом  в утилизационный  цех,
хотя, конечно, по правилам положено сдать оптимизатор немедленно.
     Клочков  по змеетрапу  перенесся в управление космодрома и на мгновение
застыл перед радужной дверью  шефа.  "Не  забудь постучать,  после того  как
войдешь", посоветовала дверь, наверное потому что смастерили ее на Тау Кита.
Потом Женя шаг сделал шаг вперед и... и за порогом его поджидала пропасть. С
протяжным  криком  работник санитарной службы сорвался  вниз и растворился в
неизбежности.

Глава 2. Наше время.

     Женя Клочков  был страшно недоволен жизнью, хотя многие не  понимали, в
чем причина. Ну да, живешь ты в поселке Амдерминске, что на берегу  Карского
моря, и на Большой Земле  тебя никто не ждет. Ну да, работаешь мотористом на
буксире, который  таскает ржавые баржи с углем  и пилолесом. Ну да, тебя тут
никто не считает художником-футуристом. Но ведь и заработок имеешь, и еще не
спился, и даже девушки тебя иногда любят.
     Поэтому некоторые односельчане, не понимающие Женю до конца, порой били
его.  Не  то  чтобы часто,  но  регулярно. И второй моторист  Крякин, и  его
приятель грузчик Шмаков, и нигде не работающий Зленко.
     Но  побитый  Женя  еще сильнее  мечтал  о  прекрасных  новых мирах,  об
освоении новых измерений. С удвоенной силой воображения он рисовал картины с
межзвездными   видами,  пейзажи,  на  которых   представал  межгалактический
космодром,  который будет лет так  через  четыреста плавать  по  поверхности
моря, глубины которого скроют жалкие руины Амдерминска.
     Этот космодром даже  снился ему  порой, и после  этого  просыпался Женя
наутро немного уставшим. Вот как сегодня. Поэтому  решил он подогреть воду и
устроить что-то вроде душа.
     Ведро теплой воды на голову, еще побрызгать на себя из ведра с холодной
и можно натягивать  тельник. Внезапно Женя наткнулся на элемент нездоровья в
своем  теле --  это  было болезненное уплотнение на  ноге, чуть пониже  того
места, где обычно находится карман штанов.
     В  санузле  свет  был  хиленький, поэтому  Женя пошел на  кухню  и стал
рассматривать там  медицинский факт  с помощью фонаря. Из под  кожи  торчала
заноза  не  заноза, шип  не шип, а  что-то  похоже на крохотный  серебристый
стерженек.
     Что за черт. Женя вытянул из ноги таинственное изделие и поднес к носу.
Покрутил  его в  пальцах,  чуть-чуть надавил и  вдруг...  как будто  отсекло
половину зрения и на месте этой половины возник экран.
     Экран также представлял его комнату и тоскливый вид за окном, но тут же
бегали  какие-то стрелочки, рамочки, какие-то тени и контуры. А потом на нем
загорелась  неоновым светом надпись:  "Ни одного  объекта для оптимизации не
обнаружено." И прямо в голове
     моториста прозвучал  приятный  голос,  как  будто  даже  с  иностранным
акцентом.  "Предлагаю  пометить  вручную  объект  для  оптимизации."  "Я  не
умею",-- отозвался Женя, изрядно смущаясь своего сумасшествия.
     Экран исчез и все стало как обычно.
     "Господи, увезут в районную психушку, где  жратвы в обрез  и  курева не
достать.  Стоп,  но  если  эта  штука  все-таки  настоящая?  От  инопланетян
каких-нибудь, тау-китян... Или еще лучше, из будущего она."
     И тут Клочков с протяжным воплем упал на пружинную  кровать.  Как будто
включилась ранее дремавшая половина  головы. Космодром  --  он  есть  в этом
будущем, космодром  похожий на  море,  имени  Василия Осмысловского. Есть  и
космические  корабли, что  появляются из  Абстракта, юркие  словно  мухи,  и
превращаются  затем  в странные  конструкции, прообраза которых нет на Земле
сегодня. И он, Клочков, работает там.  То  есть  день трудится на дизеле,  в
настоящем времени, день на космодроме, в будущем. И здоровенный кусок памяти
ему там отключают  в конце  рабочего дня,  но  вот  сейчас  удалось при виде
предмета из будущего что-то в этой отключенной памяти активизировать...
     Но  почему,  с  какой  стати человеку из Прошлого работать в Будущем?..
Может, потому что  в Светлом Будущем уже нет людей,  а кому-то  пахать надо.
Ведь космодром -- важный транзитный, межгалактического значения.
     Клочков вдруг  ощутил странную вибрацию, которую  никогда бы  раньше не
заметил.  Залаяла и матерая лайка,  живущая в  норе  под домом.  Что-то  или
кто-то  ищет его! Чтобы забрать этот стерженек,  чтобы выключить ему память,
может даже, чтобы терминировать его, как дефектную аппаратуру.
     Женя спешно натянул сапоги, подхватил ватник и выкатился из  дома. Есть
сейчас  толька  одна  цель -- улепетнуть по-быстрому. Через собачий  лаз под
домом на ту сторону двора,  а потом... одолжить у Васьки снегоход и  рвануть
через  тундру к холмам, где живет старый алкаш и  прекрасный охотник Зиновий
Иванович.
     Перед  тем  как втиснуться в лаз,  Женя оглянулся на дом. Неподалеку от
окна  его  комнаты  пульсировало  странное  марево.  Потом вылетело  оконное
стекло. Дальнейшим любоваться не имело смысла.
     Женя прополз собачьим ходом, встал, отряхнул лишнее с ватника и штанов,
перелез через  забор. Перед ним  открылась улица Радиста  Кренкеля и  прямая
дорога к холмам.
     Но неожиданно путь был перегорожен кряжистым мотористом Крякиным.
     -- Я с утра дизель перебирал.-- сказал он как будто мирным голосом.-- А
ты где был, мазила?  Картинки малевал или с бабой  валандался? Ребятам такое
поведение не по нраву.
     Крякин быстро  что-то сделал  и  Женя понял, что  уже лежит, уткнувшись
лицом в слякоть.
     Несмотря на то,  что в голове сильно гудело,  Клочков быстро  встал  на
колени,  но  понял, что  едва  он поднимется на ноги, то Крякин  врежет  ему
снова.
     Женя пошарил по карманам. Однажды там нашлась бутылка и это помогло. Но
сейчас ничего... вернее  только серебристый  стерженек.  Черт, надо поскорее
спрятать, пока Крякин не ударил снова и изделие далекого будущего не пропало
с концами в майской слякоти.
     Женя  изо всей силы  сжал  стерженек, чтобы  не  выпал из  руки, и  тут
половину  его зрения занял  экран. Крякин отразился на этом экране целиком и
полностью, вместе с потоками внутренних жидкостей. Еще он был обведен жирной
багровой рамочкой, несколько напоминающей нимб.
     "Найден  объект  с сильной социальной дизфункцией. Разрешите проведение
оптимизации".-- послышался приятный голос внутри черепа.
     "Проведение разрешаю",-- машинально отозвался Женя.
     -- Чего, чего ты, бля,  там крякаешь?-- сказал Крякин  и решил ударить,
не дожидаясь, пока Клочков поднимется с колен.
     Женя почувствовал, как  запульсировал стержень, судорожно сжатый  в его
руке. А  потом  как будто струйка вылетела из  крохотного  предмета и попало
прямо в крякинский глаз.
     Рука  второго моториста  застыла на лету,  а  вместе с тем  возникло  и
выражение радостного удивления на его физиономии.
     Женя  видел на  экране, как серебристая  сеть окутывает голову Крякина,
снижая  ее  температуру,  а затем узелки сети, похожие на звездочки, на всех
парах устремляются прямо в глубины крякинского мозга.
     Кулак  второго  моториста  разжался  и  опустился  вниз,  а  затем  уже
раскрытая  ладонь  плавно  направилась  к Жене. Рот  Крякина стал  извергать
странные слова.
     -- Ну чего ты, старичок? Вставай, Женька. Поскользнулся, да? На руку.
     Тем временем в дальнем конце улочки показались грозная фигура Шмакова и
зловещая фигура Зленко.
     Женя встал и решительно направился к ним...
     Всего через десять минут три бывших обидчика  и поработителя плелись за
Женей, робко предлагая свою дружбу.
     -- Может в шашки поиграем, Евгений?
     -- А ты здорово рисуешь, бля.  Давай мы про тебя коллективное письмо  в
районную газету "Коммерсант тундры" пошлем.
     -- Хочешь мы тебе деньги на новые краски и кисточки одолжим?
     -- Нефиг  тебе,  Жень,  дизелем заниматься, ты --  творец.  Я  сам  его
чистить буду.
     -- А  давайте споем хором, друзья... Мы с  приятелем вдвоем работаем на
дизеле,
     он -- мудак и я -- мудак, ну а дизель спиздили...
     -- Нет,  давайте такие  слова больше  не  употреблять, потому что могут
услышать дети или женщины.
     ...
     Из пункта скупки пушнины появился Зиновий Иванович.
     --  Зиновий, я ж к тебе собирался,-- закричал издалека Клочков.-- А  ты
сам сюда пожаловал.
     Зиновий не откликнулся.
     Лишь  когда  Женя подошел  поближе,  то увидел,  что глаза  у  охотника
холодные и недобрые.  Именно такие  у него, когда он бьет  зверя,  или когда
сильно напивается. Это бывает редко, но сегодня это случилось.
     -- Ты, блин, ко мне  не лезь, Клочков. Эта  паскуда в Скупке мне в душу
нагадила, я с ней сейчас разбираться буду.
     И Зиновий скинул с плеча двухстолку.
     -- А если ты ко мне лезть будешь, Евгений, то и на тебя патрона хватит.
Мне ведь много амуниции не надо. Раз и в глаз.
     Клочков  и вспотел,  и похолодел одновременно,  послойно.  Если  раньше
Зиновий  и являлся в сильном подпитии в поселок, то  имелись люди, чтобы ему
мигом "рога обломать". Тот же Шмаков или Крякин давали охотнику "в  пятак" и
на  том  коррекция  поведения  завершалась.   Тело   обезвреженного  Зиновия
укладывали на  нарты и везли домой,  на холмы.  А на следующий  день  старый
охотник снова был  милейшим человеком, с  которым и о  живописи, и о  музыке
поговорить можно.
     Но сейчас и  Шмаков,  и Крякин, и Зленко смущенно переминались метрах в
десяти от Клочкова, и робко выглядывали друг у друга из-за широких плечей.
     Зиновий решительно распахнул дверь скупочной конторы.
     -- Иваныч!-- Женя сжал стерженек.
     -- Ну че тебе?-- ствол крупнокалиберного ружья направился на Клочкова.
     "Ввиду  сильной  социальной дизфункции немедленно  начинаю операцию  по
оптимизации  объекта,"-- сообщил  бархатный голос внутри  головы Клочкова, а
серебристая струйка мгновенно стрельнула в глаз охотника.
     -- А что ребята,-- сказал Зиновий выйдя из ступора.-- Поехали ко мне, я
ведь по Неккерману классную музыку заказал.  И надо же  дошла.  Бах-Бетховен
посреди тундры -- это такой улет, даже волки подпевают.
     -- Спасибо,  Зиновий Иванович, за  приглашение.  Мы,  конечно,  к  тебе
пойдем,-- отозвался кто-то из ребят. А остальные согласно закивали.
     ...
     Не  смог Зиновий завести свои мотосани, которым раньше  требовался лишь
хороший пинок ноги, и пятеро друзей решили идти на холмы пешком. Тем более и
Васек послал их  подальше, когда  они ласково-ноющими голосами  попросили  у
него снегоход.
     Но не успели  они пройти  и  пятидесяти метров, когда сзади послышались
крики -- во все лопатки к ним дула стайка ребятишек.
     -- Дяденьки... дядя Зиновий, медведь в поселок  пришел. Уже  двух собак
задрал. Он около столовки, там еще повариха забарикадировалась.
     -- Пойдемте, мальчики, посмотрим,-- вежливо отозвался Зиновий...
     Медведь,  огромный,  худой,  грязный,  ударил  лапой дверь  с  надписью
"Бистро" и та окончательно развалилась. Потом зверь обернулся на Зиновия.
     Охотник поднял ружье, но тут же опустил.
     -- Не  могу.  не могу. Он  же  мне потом сниться будет. Эти умные почти
человеческие глаза.
     -- А ему не сняться те, кого он сожрал!-- закричал Клочков.
     -- Все равно не могу.
     Зиновий  повесил  двухстволку на  плечо и  побежал  прочь.  Его  быстро
обогнали в своем попятном движении Крякин, Шмаков и Зленко.
     Медведь недолгим взглядом  проводил убегающих и  устремился в  столовку
"Бистро", где так вкусно пахла своим пухлым телом молодая повариха.
     Несмотря на то,  что  сердце  металось  по телу, как  воробей,  Клочков
сделал шаг вперед  в сторону  неторопливого зверя  и надавил  на серебристый
стержень.
     "Объект негуманоидного  типа. Оптимизации не подлежит. -- сообщил голос
под  черепной  крышкой.--  применяйте   штатные   средства   воздействия  на
представителей дикой флоры и фауны."
     -- Какие штатные?.. Стой, Топтыгин!-- уже  ничего не соображая закричал
Клочков на зверя.
     Тот немного подумал и решил пообщаться с назойливым двуногим сушеством.
     Клочков  видел, как  к  нему  приближается триста кило стальных мышц  и
маленький кровожадный мозг.
     Быть растерзанным зверем -- это смешно звучит даже в начале 21 века, не
говоря уж о  конце двадцать четвертого.  От оптимизации  нету  толку, зло --
полезно, потому что ограничивает другое зло...
     Но  вдруг раздалось что-то типа скрипа и по бокам от Жени  возникли два
как  будто сотканных  из марева существа... Клочков знал как их  называют --
мусороуборочные терминаторы.

Глава 3. Опять 2375 год.

     "Объект негуманоидного типа. Оптимизации не подлежит. --  сообщил голос
под   черепной  крышкой.--   применяйте  штатные  средства   воздействия  на
представителей дикой флоры и фауны."
     В руке  у Клочкова  появился золотистый шарик, он легко  перепрыгнул на
зверя, шерсть которого словно привратилась в нимб.
     Медведь фыркнул и, дружелюбно посматривая маленькими  глазками, улегся.
Образовавшийся в его голове кибер-интерфейс ждал команд.
     Клочков  посмотрел  вверх  --  меняя  очертания,   на  посадку  заходил
очередной межгалактический объектовоз. Начинался новый рабочий день.

Александр Тюрин. Падший ангел

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"

1.

     -- Значит так,  Берг, ты у  нас новенький.-- капитан устало покопался в
своей голове. Что сказать этому тощему лысоватому интеллигенту,  чтобы он не
схлопотал  пулю в первую  же ночь.-- Вот висит на стене карта нашего района.
Ты обязан знать его наизусть. Ориентирование на местности -- ключ к долгой и
здоровой жизни.
     -- Я запомнил карту. Она отпечаталась у меня в голове, она лежит у меня
в планшете, а также в виде файла на компьютере.
     -- Я не  про карту, Берг, а про местность. Ты  должен изучить, как свою
филологию, каждый камушек тут, распробовать каждую какашку...
     -- Здесь слишком много дерьма, все не распробуешь.
     --  Берг, с дискуссиями на общую  тему  пожалуйста  в  пивную,  там все
Цицероны...-- капитан понял, что этот тип за  пару минут  утомил его больше,
чем  весь  истекший день.--  Патруль,  приступай  к несению службы.  Сержант
Краевский, не забывай вовремя радировать с каждой точки.
     Патрульные, прошаркав башмаками по грязному полу дежурки, погрузились в
толщу мокрого темного воздуха.
     Капитал подумал о том, что южный участок Стены никуда не годится, лучше
бы  его не  было вовсе. Еще он  подумал, что ему  не  нравится Берг. Говорит
медленно,  подбирая  слова,  как  будто рассудительно. А в  глазах  плещется
страх. Все тут со страхом живут, со страхом спят, едят  и трахаются. Но Берг
еще  старательно  выращивает  его  и  превращает  во  что-то  возвышенное  и
благородное. Подведет он, как пить дать подведет.

2.

     --  Эй,  Берг,  а  этот анекдот  знаешь?  Дамочка спрашивает  у  врача:
"Доктор,   что  с  моим   сыном?"   Тот   отвечает:   "Эдипов   комплекс."--
"Эдипов-шмедипов, главное, чтобы мамочку любил."
     Ров,  пролегавший  вдоль  южного  участка  стены, давно  превратился  в
болотце. Берг и  его напарник, Краевский, брели по  самые  яйца в жидкости с
сомнительным  цветом и запахом. Мембранная ткань штанов  не пропускала воду,
но из-за пота все внутри  быстро отсырело. Говорить с  сержантом  было  не о
чем,  тот рассказал еще  пару дубовых  анекдотов и замолк. Чтобы спастись от
комарья, пришлось опустить  на  лицо сетку, и сразу  тяжело стало, как будто
сквозь  мочалку  дышишь.  Когда  проходили  мимо коллектора,  вода отчетливо
отдавала дерьмом. И еще чем-то, блевотой что  ли.  Берг едва удержался, чтоб
не стравить.
     Наконец болотце  обмелело и  они  вышли к  какому-то  подобию островка.
Островок  был  завален  мусором и  зарос  низким  кустарником,  под  которым
деловито  шуршали крупные крысы.  Находился он как раз напротив того участка
Стены,  который Духи раскурочили  на прошлой недели  ракетой. Спереди, через
протоку, стоял чахлый лесок из умирающих порубленных осколками березок.
     -- Ты останешься  здесь, я буду на  том конце  этого  острова  говняных
сокровищ.-- распорядился Краевский.
     -- А разве мы не должны вдвоем?..
     -- Вдвоем не должны, Берг. Мы  пока еще не муж и жена,--  опять пошутил
Краевский.-- Что говорится,  не  хватает сил и средств. За неполный месяц мы
потеряли  троих... Не забудь,  парень,  ты можешь  выйти на  связь и позвать
подмогу, только если  увидишь  Духов. Иначе  они  быстренько вычислят тебя и
пришлют реактивный гостинец с наведением  на радиоисточник. Так что никакого
баловства в эфире, усек?
     Краевский  дулом автомата  скинул с ботинка пиявку и  ушел, пригибаясь.
Грубый бесчуственный славянин, кто он там -- серб, белорус?
     Берг наверное с минуту пребывал  в полной прострации. Потом сунул в рот
таблетку и запил из фляги, еще немного погодя сердце успокоилось и вернулось
внимание.
     Он сидел как будто  среди  кучи строительного мусора. Но потом заметил,
что это по  сути  замаскированный  блокпост..  Бетонные балки  спереди и  по
бокам. Две прорехи -- фактически амбразуры.
     Берг  увеличил разрешение инфравизора и  стал вглядываться в иссеченный
шрамами лесок напротив.
     Ночью  Духи  не  видны  в  оптическом  диапазоне  и плохо  различимы  в
тепловом. Их модифицированная кожа не излучает  тепло,  полупрозрачна и мало
чувствительна к холоду. Летом они  не носят одежду,  ни верхнюю, ни  нижнюю,
только противоминные ботинки. Если Духи пройдут там, где Ты держишь оборону,
они войдут в Поселение. Они убьют мужчин и  детей,  изнасилуют  всех женщин,
которые  через  семь  месяцев родят новых Духов.  Враг  ведет  биологическую
войну, целью которой  является наше истребление и перерождение. Духи --  это
главное оружие врага для ночного боя.
     Берг  сплюнул. Не  заметил как стал повторять всю эту  пропагандистскую
порнографию из "Наставления молодому бойцу".
     Мы  сами  виноваты,  подумал  Берг.  Мы  сами  замуровали  себя  в  эти
саркофаги,  заточили себя в гетто, отгородились от большого мира и настоящей
жизни металлокерамическими стенами и  колючкой под напряжением десять  тысяч
вольт.   Мы   сами  создали  себе  концлагеря,  которые  почему-то  называем
поселениями.  Мы  сами  вызвали вражду большого  мира своими "зачистками"  и
"рейдами возмездия".
     "Духи  изнасилуют  всех  женщин".  Да  эти  шмары  сами,  кого  хочешь,
изнасилуют.  И  никого рожать они не  собираются, ни Духа,  ни крысенка. Это
ведь надо  столько месяцев блядством не  заниматься, а  перерыв в "трудовой"
биографии не допустим.
     Мы  сами  погубили себя, когда  стали оборонять свое  барахло от  всего
мира. Говорят  в  поселениях  на  Марсе лучше  --  там нету Духов и никто не
пялится голодными глазами  в  наши окна.  Ерунда. Там еще хуже. Там голодный
бездушный космос скребет хилую обшивку наших вшивых крепостей.
     Если  быть  честным, наши  поселения, все эти нелепые крепости  и замки
а-ля мрачное средневековье обречены -- что на Марсе, что на Земле. С тех пор
как  компьютерный  вирус "Джама" лишил  нас технологического  превосходства,
наша борьба стала жалким барахтаньем тонущих щенят.
     Зоя, сука рыжая,  выставила его  вчера среди ночи на улицу, после того,
как он сказал ей всю правду...

3.

     То, что он  услышал, показалось ему сперва похожим  на  щенячий скулеж.
Берг посмотрел в  одну,  потом в другую амбразуру. Ничего.  Но потом  кто-то
опять заскулил. Как будто близко.
     Берг  не  выдержал и выглянул из-за  бруствера. Прямо под ним,  на  той
стороне,  прижался  к  балке мальчонка  лет пяти. Ребенок  пошмыгал носом  и
проныл несколько раз одну и ту же фразу на непонятном языке.
     Впрочем, что тут непонятного. Жрать просит.
     Берг вытащил из кармана паек. Шоколад, сыр, копченая колбаса.
     "Это  есть  у  нас,  но нет у  них, за это и  воюем, почему  нет?" Берг
мгновенно  устыдился этой постыдной мысли и  подумал, как лучше передать еду
ребенку.
     Бросать  через бруствер словно  псу? Нет  уж.  Дед рассказывал  ему про
голодомор  на советской Украине, когда собаки  зажрались, поедая  истощенную
человечину.
     Берг оглянулся, где там  Краевский, не видит ли. Затем забросил автомат
за спину,  пригибаясь, выбрался  из  своего  блокпоста с тыла и прокрался на
четвереньках к тому месту, где его ждал мальчик.
     -- На, держи.
     И  вздрогнул. Детей было  уже  трое. Помимо  мальчика еще девочка  плюс
младенец. Его,  сплошь  замотанного в  какое-то  тряпье,  прижимала  к груди
женщина.  Инфравизор открыл  ее  страшную  почти  скелетную худобу. Судя  по
несколько  искаженному  тепловому  рисунку,  женщина  была  в  мусульманском
платке, неприкрытыми оставались только глаза и нос.
     Берг отдал шоколад мальчику, который тут же затолкал его в рот, а сыр и
колбасу  прямо-таки  вырвала  женщина  и  запихнула  куда-то в свои  юбки  и
шаровары.
     Удивительно, что их движения в темноте столь точны, подумал  Берг, хотя
они и не носят тепловизоров. Видно жалкая жизнь попрошаек научила обходиться
их одними шорохами...
     Получив паек, все, включая младенца, заныли, а женщина опять потянулась
требовательной рукой.
     -- У  меня больше ничего  нет...  Завтра ночью я, наверное, опять  буду
здесь, я принесу больше еды. Но сегодня -- это все.
     Однако дети запричитали еще громче.
     -- Ради Бога, тише. Молчок, тсс. И вообще... идите отсюда.
     Слова имели мало действия на этих попрошаек. Берг приподнялся на колени
и прижал руку ко рту, показывая, чтобы те замолчали. Видят они или не видят?
Неожиданно женщина ухватила его за пах.  Ее пальцы были длинными и жесткими,
однако естество Берга отреагировало мгновенно и однозначно.
     -- Да нет же, это не к чему, у меня все равно больше нет никакой еды. И
наличных денег тоже.
     Однако  руки  его повисли  как  плети. Расстегивая  ему ремень, женщина
как-то дробно засмеялась, смехом отозвались и дети...
     Ее лицо двинулось по направлению к его паху.
     Может она питается спермой, он слыхал  про такое. Или... дошла до того,
что ест человечину, начиная с гениталий.
     -- Все, брось, дура.
     Ее  рука сжала  его  яички.  Боль нестерпимая. Берг лягнул ее ногой, но
освободить свое хозяйство  не  сумел. Он  понял, что  не  успеет  перетянуть
автомат со спины и выхватил пистолет. Но так и не смог выстрелить сквозь то,
что  она прижимала к груди.  Железной  рукой женщина выдернула его пистолет,
сорвала его инфравизор и встала. Тряпье слетело с нее.
     Она  стояла перед ним  в одних только  противоминных башмаках и платке.
Свет  сигнальной ракеты,  выпущенной  где-то за  Стеной,  проник  сквозь  ее
полупрозрачный кожный покров и заставил заблестеть ее мышцы и кости. Дух!
     Не  взирая на страшную боль  в  промежности, Берг вскочил и  хотел было
бежать,  но  штаны  с расстегнутым ремнем стреножили его  и он растянулся на
земле.
     Он рывком перевернулся на спину, но она тут же оседлала его.
     Сейчас  стали  заметны  даже  ее  матка  и  каналы  яйцеводов.  А  ведь
напоминает  сценку из книжки по сексу, подумал он и хотел было закричать. Но
ее руки, закаленные ненавистью  и анаболиками, передавили его горло и оттуда
вылетело лишь  жалкое сипение.  "Уалла акбар",-- сказала  она и схватила его
правой  рукой  за волосы.  Он услышал как трещат их жалкие  корни. И тут все
замерло, потому что она вбила его затылок в землю.

4.

     Вонючим  туманом  клубилось  утро.  Из  казалось  разможженого  затылка
струилась боль. Берг встал и побрел через болото к Поселению.
     Неподалеку  от  стены он  увидел  первые  трупы,  их скрюченные  пальцы
грозили и делали фиги равнодушной сини неба.
     Берг перебрался  через  груду  прокопченных как будто залитых  гудроном
камней, из  которых словно волосы торчали  обрывки колючки и проводов -- это
все, что осталось от Стены -- и вошел в Поселение.
     От большинства коттеджей сохранились для будущего  только стены, иногда
трубы.
     Его поразил вид  трупов. Если взрослые мужские -- то они были аккуратно
разложены  вдоль улицы,  как  если  бы  их фотографировали  и пересчитывали.
Многие  без  голов.  Если  прочие,  то свалены в беспорядке в  канавы и даже
слегка присыпаны землей. Среди них и та рыжая девушка, что могла  бы быть  с
ним...
     Враги  порадовались  своей   победе,   как  только   умеют   радоваться
развращенные дикари.
     Берг  посмотрел вниз  и  увидел  свои  голые  ноги,  штаны  остались на
блокпосту, где он предал Поселение.  Он посмотрел  вверх, в синь, которая ни
на йоту не потемнела и не потрескалась, хотя и отражало все, что было внизу.
     Реализм как жанр невозможен, подумал Берг, и завыл так, как  можно выть
только от бессильной злобы.
     Но  вой понес  его  выше и выше, он увидел как  его голые грязные  ноги
болтаются над землей, а потом что-то напряглось и разорвало его куртку. Тени
от его  громадных  крыльев  легли на  землю, по  которой  уходили  прочь  от
уничтоженного Поселения упоенные кровью хищники.
     Не слова, а злобный клекот вырвался из его горла.
     Духи  успели  заметить,  что багровая  трещина прочертила  небосвод над
ними.  Но они погибли прежде, чем  осознали  угрозу. Ведь, не смотря на свое
название, они были всего лишь людьми из плоти и крови.

5.

     Человек с погонами майора медслужбы открыл холодильную камеру и вытянул
носилки, на которых лежал труп военнослужащего.
     Человек с погонами генерала объединенный сил Конфедерации не без опаски
глянул в мертвое лицо.
     --   Смерть   его   была  позорной.--   произнес   медик   как-будто  с
удовлетворением.--  Его  убила  женщина  прямо  на  блокпосту;  так что,  по
понятиям правоверных,  никакой  надежды на рай.  Видите,  затылок разможжен.
Этого солдата нашли  без  штанов, с  вырванными  гениталиями  --  дама,  так
сказать, взяла трофеи. Однако вслед за падением был полет.
     -- Как у ангела?-- наконец пошутил генерал.
     --  Так  точно.  Это  наш  первый ангел.  Духи словно  сдетонировали  в
результате его атаки. Потрясающее воздействие.
     -- А что это еще за дыра у него на макушке?
     -- Это уже мы вынимали имплант.
     -- До сих пор не могу понять, как он  действует.-- пожаловался  высокий
чин.
     -- Как суперкомпьютер, скрещенный с ядерным реактором. Он создает копию
человека. Пусть и недолговечную, но гораздо более мощную чем оригинал.
     -- Мне немного не по себе от этих копий, майор.
     -- Мне  тоже. Но, главное,  что  цивилизация  теперь  победит, господин
генерал.

Александр Тюрин. Нашествие

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"
     Проклятие также изменяет прошлое, как и покаяние
     Козьма Хроноплевcт

1.

     Сам он уже не спускался в долину, хотя каждый погожий день посылал туда
слуг или  оруженосцев.  Возратившись, они говорили одно и то же. В деревнях,
на полях и дорогах по-прежнему не души, ни женщины, ни ребенка, ни собаки.
     Никто не вернулся  на пепелище, никто не вышел из пещерного укрытия, не
вылез их подземного схрона...
     И  почему никто  из  этих проклятых  крестьян  не прибег  к его защите,
почему  ни один не  искал спасения в  его замке, почему все свершилось столь
быстро -- в течение несколько ночных часов?
     Та ночь  выдалась ненастной, безлунной и дозорный не сразу заметил огни
внизу.  Гетц,  хотя и хворал, немедленно  поднялся  с  постели, и  во  главе
полусотни кнехтов и оруженосцев спустился в долину. Однако было уже поздно.
     Не осталось там ни одной живой души.
     Смерть настигла почти всех  поселян в постели, немногих возле очага,  у
двери.
     Колодцы завалены были трупами скота. Посевы и виноградники вытоптаны.
     Так было и в ближних, и в дальних деревнях, что на той стороне реки.
     Если и уцелел кто, то был в путах уведен Бог весть куда.
     Но  почему  враги  обрушились  на  сонные  темные  деревни  и  даже  не
попытались овладеть его замком, ярко освещенный огнями?
     Или  они  сочли  замок  неприступными? Сомнительно.  Эти  лютые  звери,
истребившие  в  мгновение ока  три деревни,  вряд ли бы убоялись  напасть на
укрепление с давно разрушенной южной стеной.
     Значит, они  просто сочли  рыцаря Гетца недостойным битвы. Зачем  брать
приступом  замок,  зачем штурмовать  стены  и  бить  тараном в  ворота.  Без
подданных, без крестьян, без этих вечно копошащихся в земле и навозе славян,
Гетц фон Трабен-Трарбах превращался  из гордого  суверена в голодную ворону,
нахохлившуюся на верхушке лысой скалы.
     Враг знал меру смерти. Достаточно было того, что не стало дыхания жизни
в долине. Замок должен был умереть сам.
     Гетц   невольно  почувствовал  к   врагам  уважение.  Столь   искусными
погубителями могли быть только исчадия ада. Недаром их назыывают тартарами.
     Три недели назад в его замке побывал немолодой йеки, иудей-торговец, он
говорил о ратях, идущих с востока.  Пусть и не столь велик числом этот лютый
народ, как ему приписывают, однако  неутомим в войне, осаде и преследовании.
Это гоги и магоги, некогда запертые Александром Великим в пещерах Гиндукуша.
Сокрушили они и Хинское царство, и могущественный Хорезм, и богатую  Персию,
и Халифат, и страну русов. И те битвы в полуденных странах  были таковы, что
любые  сражения Запада кажутся пред  ними мальчишескими потасовками. В битве
при Отраре
     в  один  только  день, до захода солнца, лишилось жизни  сто шестьдесят
тысяч смелых хорезмийских воинов. А в  городах Персиды были обращено в  прах
такое множество людей, что и  не счесть, а с ними и домашние  животные тоже,
будто бы не хотел яростный враг даже упоминания оставить о душе живой.
     Затем  пошли  тартары  в  сторону конечного моря, шутя расправились при
Лигнице  с  польско-немецкой  ратью,  наполнив  девять  мешков правыми ушами
убитых рыцарей, но не утолив злобы, двинулись на юг. Неровен час добирутся и
до владений Гетца.
     Рассердился рыцарь тогда  на йеки, будто накликивает он беду и клевещет
на  христианское воинство,  прогнал из замка на  ночь глядя, не отдав  долга
гостеприимства  и  долга  денежного.  Вот  бы  оставить  его   на  подольше,
пораспросить про  гогов-магогов  и  их умения, искусными  вопросами  отсеять
правду от словесной шелухи...
     Гетц встал с кресла,  бросил  еще один  тоскливый взгляд в долину через
узкое оконце главного зала. И пошел вниз, тихо и осторожно  ступая. Чтобы не
разбудить домочадцев, спящих за стеной  в теплой и  узкой горнице,  чтобы не
проснулись военные слуги,  чтобы не очнулся повар, уронивший  голову на стол
неподалеку от большого кухонного очага, чтобы не заметили дозорные с башни.
     Узким потайным  ходом,  в  три  погибели  согнувшись, добрался Гетц  до
сточной канавки, которая и вывела его за пределы замка.
     Он спустился  вниз по восточному крутому склону, где лишь немногим была
известна незаметная лествица, вырубленная некогда в скале.
     Внизу его ждали густые заросли чертополоха. Вначале он пытался отдирать
колючки от плаща. А потом подумал -- зачем? Он вряд ли еще вернется в замок.
Он никогда не вернется к семье, к своим слугам -- потому что Бог не дал  ему
сил защитить их.
     Гетц прошел через убитую деревню, и многие трупы уже были обезображены,
не тлением,  а  птицами  и зверями,  такими же хищными  как и  те волки, что
явились с Востока.
     Тартары пришли за грехи его и покарали бесчестьем...
     За деревней лежала  старая  дорога,  постренная еще во времена  древних
императоров. По ней Гетц рассчитывал  дойти до  переправы, ведущей на другой
берег.
     Недолгий  путь был прерван внезапным  шумом, который словно  протаранил
мертвую  тишину,  спеленавшую  долину.  Шум  накатывал  сзади.  Стук  копыт,
бряцанье оружия и людской разговор.
     Гетц обернулся и увидел  Их в  лучах восходящего солнца,  Они  выезжали
из-за поворота, скрытого орешником.
     Дикие  зверообразные   полулюди   на  уродливых  низкорослых  лошадках,
варвары,  выпущенные  Богом  всемогущим  из  запечатанных  дальних  гор  для
наказания людей и царств, погрязших в мелком себялюбии.
     Гетц фон  Трабен-Трарбах обрадовался им, как дорогим гостям. Он вытащил
меч из ножен и один пошел на агарянскую тьму. Сейчас под их кривыми клинками
придет смерть и смоет грех и бесчестье. Сегодня он будет в раю.
     Когда до передних всадников оставалось меньше десяти шагов, Гетц воздел
меч и испустил старинный боевой клич Трабенов.
     Но  смерть  не  пришла.  Тартары  проезжали мимо  него как  призраки  с
негромкими смешками. Они не хотели  спасать его  от стыда и позора. Небо  не
хотело прощения.
     Он остался один на дороге с жалким мечом в дрожащей руке.
     ...
     -- Когда его нашли?-- спросил главный врач у дежурного.
     -- Три часа назад. В двух шагах от автозаправочной станции.
     Главный  врач,  высокий  холеный  субъект,   как  и  все  главврачи   в
объединенной Европе, скользнул глазом по распечатке энцефалограммы.
     -- Случаем при нем не было страховой карты?
     --  Случаем  была.--  отозвался  дежурный врач  со  смешным иностранным
акцентом.--  Так  что в  этом отношении  полный порядок, он имеет страховку,
господин Бонсманн.
     -- Ну, а что не в порядке?
     -- Острая форма психоза.
     --  Это и  я  знаю,-- главный  врач  строго и справедливо  посмотрел на
подчиненного.
     -- Господин Павлов, всегда говорите мне то, что я не знаю.
     -- Хорошо, господин Бонсманн.-- отозвался  смущенный  доктор  Павлов.--
Чудак  помешался на истории. И  у него неплохо  получилось. Я  узнал  немало
нового и интересного  про Трабен-Трарбахов. В  отличие от нас, пациент видит
не две ветхие и грязные стены,  а замок во всей его красе. Он рассказывает с
живописными подробностями,  как кочевники камня на камне тут не  оставили во
временя царя Гороха.
     -- Царя Гороха?-- строго переспросил главврач Бонсманн.
     --  У  нас  так  говорят про  незапамятные  времена,--  опять  смутился
дежурный врач Павлов.
     -- Здесь никогда не  было вашего царя  Гороха, а также кочевников, если
за  последних  считать  турков-османов  или монголов. За исключением мировых
войн, единственной  крупной неприятностью в этих местах была эпидемия чумы в
середине  четырнадцатого   века.  Ну,  состоялась  еще  парочка  ведьмовских
процессов  в семнадцатом веке, и  все... Похоже,  нашему пациенту этого было
мало. Ему нужна была катастрофа.
     -- Сублимация чувства одиночества.-- дополнил доктор Павлов мысли шефа.
     -- Вероятно.  Я  уверен,  что он  --  одинокий  человек.--  с  каким-то
удовлетворением произнес Бонсманн.
     --   Или   нереализовавшийся   писатель.--  сказал  Павлов  куда-то   в
пространство.--  Существующее  и  несуществующее  поменялось  в  его  голове
местами. А  и  в самом деле, прогулялись бы монголы  по старушке  Европе лет
восемьсот назад, мы бы тут сегодня не сидели.
     -- Пожалуй, это вы --  нереализовавшийся писатель. Мы бы сидели, только
не на стуле, а на ковре,-- подытожил Бонсманн.
     Восемь утра.  И  если для главврача только начало трудового дня, то для
дежурного  конец  трудовой  ночи. Если  точнее  ночи,  которую  он провел  с
медсестрой Ясмин, небольшой верткой и очень приятной на ощупь ираночкой. Как
хорошо, что она -- коммунистка и  этот  чертов фундаментализм для нее просто
мусор.
     -- Ну, я пойду, господин Бонсманн?
     -- Конечно. Приятного отдыха, господин Павлов.
     Доктор  Павлов вышел из  клиники и, минуту поразмышляв,  решил не ждать
автобуса,  а  спуститься в долину  пешком. Тишина  вокруг, безмятежность, на
склонах  все покрыто спелым виноградом. Минут  пять спустя он  уже пожалел о
своем решении. По дороге навстречу ему  неслась вереница тракторов  -- из-за
стекол   выглядывали   деловые   лица   астрийских  менеджеров-крестьян,   в
бочках-прицепах плескались пестициды  и  гербициды.  Безмятежность сменилась
повсеместной и всеохватной производственной активностью.
     Павлов с  тоской  оглянулся  вверх, где  виднелись  развалины  замка  и
светлый  корпус клиники.  Может  вернуться?  Но  тут  сверху  послышался гул
автобуса, значит, и на остановку не успеть.
     Из-за высоты выглянуло солнце и на мгновение оно не только ослепило, но
и  как  будто  оглушило  Павлова. Ему  даже  показалось, что  там,  наверху,
неподалеку от  развалин  маячит  фигура всадника, а  с  руки у  него слетает
сокол...
     Тут  вереница  тракторов,  с  менеджерами в  виде  начинки, обдала  его
выхлопными газами и все встало на место.
     Все более раздражаясь, доктор Павлов спускался в долину. Почему полчаса
назад  он  подумал,  что  этот  психопат  с  татаро-монголами  и  комплексом
одиночества в голове так уж далек от него?
     Второй год, как он завербовался к австриякам и работает на Бонсманна. А
зарплата в два раза меньше, чем у самого зеленого лекаришки из местных. Хотя
ему уже сорок с гаком. Жена с малышом остались в Киришах. Конечно, деньги на
машину теперь есть, только он уже третий раз сдает на права и все без толку.
Инструктор  считает его  русским  алкашом, а  он просто  нервничает  на этих
предгорных дорогах.
     И Ясмин не дает ему. Мол, братья прознают, отлупят, побьют каменьями --
"в  них еще сильна мелкобуржуазность" и  они  хотят получить за  нее хороший
калым, как  за девственницу. Может, она просто  ждет от него лихого наскока?
Чтоб  все всерьез  выглядело: страстный, красный. А он на самом деле  боится
поднажать,  словно эники-беники со студенткой способны нанести страшный вред
его киришской семейке.
     У всех в этой  долине есть цель. Главврач Бонсманн хочет, чтобы на него
пахал  Павлов,  тогда  он  сможет спокойно  проводить  время  с  двумя-тремя
негритянками на своей вилле, менеджеры-крестьяне  хотят  выжать все соки  из
этих благодатных склонов, братья  желают поскорее продать Ясмин и заработать
на мерседес,  ее  бородатый женишок хочет добыть  из  ее неиспорченного лона
кучу  таких  же  бородатых ребятишек,  которые  рано или  поздно отнимут эти
склоны у очкастых австрийских крестьян...
     Только  у Павлова нет цели.  Есть одиночество и  бессмысленность  как у
былинки, которую крестьяне старательно поливают ядом, чтобы не  мешала расти
их деньгам.
     Чтобы их всех забрала чума, татаро-монголов на них нет...
     Неожиданно  Павлов удивился, что так до  сих и  не вышел на федеральную
автотрассу  B53. Уже видны прибрежные  ивы, а трассы нет. Вот только  что-то
похожее на грунтовку. Как он ее раньше-то не замечал? Или это не грунтовка?
     У этой дороги твердая каменная основа, но сверху она покрыта землей. Он
как раз намедни читал, что автобан B53 имеет фундаментом дорогу, проложенную
римлянам при императоре Траяне.  Так может это и есть B53, только со снятыми
слоями щебня и асфальта?
     Что тут  черт возьми происходит  --  ремонтные работы,  археологические
раскопки? Почему  об  этом ничего не чиркнули в  местной  газете, которую он
читает во время ночных дежурств, чтобы не заснуть.
     И  тут до  него  донесся шум.  Странный, ни  на  что не похожий.  Из-за
поворота  который проделала  дорога, следуя за  изгибами реки, появился  ряд
всадников, потом еще  ряд. Их было  невероятно много.  Нет,  это  не  съемки
фильма. Павлов  никогда не видел  таких  лиц, такой  одежды,  таких лошадей,
никогда еще не чувствовал такой вони, не предполагал, что она может исходить
от людей...
     У  всадников --  странные  изогнутые  мечи с зубцами,  кони  с  хищными
большими зубами и роговыми наростами на лбу.
     Это  не   были  татаро-монголы  далекого  прошлого,  это  были  варвары
настоящего времени.
     И  он,  Павлов,  лично  выпустил  этих  гогов-магогов  из  запечатанных
тайников своей злобой, своим одиночеством...
     С секунду  он пытался разобраться, что  же он не смог защитить, родовой
замок Трабен-Трарбахов, домик в Киришах, а затем понял, что разницы нет.
     И, подняв какую-то палку с земли, доктор Павлов замахнулся на переднего
всадника. Уж ты-то у меня не отвертишься.
     Всадник  умело и с  показной ленцой увернулся от удара,  словно  нехотя
потащил  из  ножен  саблю, но рубанул  ею  уже  без всякой лени. Конь его на
мгновение  остановился  и  коснулся  уха   у  рассеченного  почти  напополам
человека.
     ...
     Доктор Бонсманн  шел  по  коридору  своей  клиники уверенным  шагом, но
пройдя  холл, где  в ненавязчивых клетках  сновали  тропические птицы, столь
приятные глазам пациентов, он  остановился. Остановился и заглянул  в глазок
ближайшей двери.
     Пациент неотрывно смотрел сквозь зарешеченное  окно  на развалины замка
Трабен-Трарбахов.
     Недееспособен. Он выйдет отсюда не раньше чем через двадцать лет. Тогда
далекому  потомку Трабен-Трарбахов уже  не придет в голову сутяжничать из-за
земли.
     И русский доктор Павлов больше не будет тут шпионить в пользу советской
разведки. Ему  правда повезло меньше. Погиб при невыясненных обстоятельствах
неподалеку от бензоколонки, практически перерублен пополам.
     Полицейский  комиссар  был   в  клинике  сегодня   утром   и  поделился
недоумением.   Человека  убили  холодным  оружием,  но  сила  удара  какова!
Наверное,  вопрос  "как"  останется  без  ответа, потому  что  наверняка тут
поучаствовала русская мафия,  казаки какие-нибудь. Так думает комиссар, хотя
могут  быть  и  другие  мнения.  Никто  ведь не  объяснит,  каким  образом у
некоторых нервных католичек образуются кровавые стигматы на теле.
     Доктор   Бонсманн    удовлетворенно   улыбнулся.   Столько   интересных
происшествий  и всего  понадобилось  два  милиграмма  модельного  наркотика,
активизирующего психику.
     Ему стало весело. И  чего он  боялся, просто двое  господ попили кофе у
него в кабинете. Вот и все...
     -- До свиданья, госпожа Кляйн.
     -- Приятного вечера, господин доктор.
     Бонсманн  прошел  мимо  дежурной  медсестры,  преданно  и  ответственно
глядящей на него. Надо прибавить ей жалование. Ведь дела идут в гору.
     За небольшим садиком в слегка углубленном естественном гроте находилась
его машина, приятный в управлении "БМВ".
     Сидение,  приняв  его тело,  откликнулось вращением массажных  шариков,
бортовая система  сообщила  об уровне  топлива и  масла, преданно отозвалась
автоматическая коробка передач. Машина незаметно тронулась с места и поехала
в долину. Доктор пел арию из оперы Верди и  ел мороженое,  сделанное  в виде
обнаженной черной девушки...
     При повороте на автобан B53 тормоз не  послушался управляющую систему и
машина улетела в заросли ежевики.
     -- Бывает и хуже,  много хуже, как  например с Павловым,-- сказал  себе
Бонсманн и попытался дать задний ход. Но мотор заглох.
     -- Я был лучшего мнения о БМВ.
     Он вышел  из машины и его  поразил ее неопрятный внешний вид, будто она
была не из автосалона, а со свалки, вся поцарапанная помятая, откуда-то даже
ржавчина взялась.
     Бонсманн с трудом выбрался из  ежевики, вымазавшись с головы чуть ли не
до трусов... и не увидел федеральной трассы. Только камни, прикрытые  землей
и песком -- то, что сделали еше римляне или их рабы .
     Он не стал думать, что это ремонт,  он  понял все сразу. Бонсманн кинул
взгляд наверх, так и есть... руины замка Трабен-Трарбахов, но от клиники нет
и помину. Теперь поворот татаро-монголов  на юг от Лигницы (вместо  возврата
на восток) стал историей. Сотни миллионов людей  исчезли, потому что никогда
и  не родились.  Не  отведена  была  кара  от  Европы в  1243  году, а  лишь
отсрочена. И упала она сегодня, когда превышена была  мера всякой мерзости и
переполнен  были сосуды  греха. Он,  Бонсманн, стал катализатором, спусковым
крючком Небесного Возмездия.
     ..
     Непривычный  шум  послышался  с  востока и  из-за  поворота  показалась
шеренга всадников, первая вторая третья. У них -- странные  изогнутые мечи с
зубцами,  а кони с хищными большими зубами и толстыми  роговыми наростами на
лбу.
     Эти  всадники --  монголы.  Только не  1243  года, а дня  сегодняшнего,
завоеватели и владельцы Европы уже на протяжении восьмисот лет.
     У него не было сил бежать и даже сил упасть. Он закрыл глаза
     и ждал, пока сталь не раскроит его жизнь пополам.
     -- О великий хан, да сгорим мы в могиле, если чем-то прогневали тебя.
     Он открыл  глаза -- все всадники из первой  шеренги спрыгнули с коней и
пали ниц к его ногам.
     Бонсманн посмотрел на  великое  синее небо. Единственное  что было выше
его, хана желтых,  белых и зеленых тартар,  которому  спустя  восемьсот  лет
после Чингиса и Бату принадлежит Европа  и  Азия, которому подвластны души и
судьбы бесчисленных подданных.
     ...
     Несколько  минут  спустя на  конную  тьму,  двигающуюся вдоль  высокого
берега реки, вдруг посыпались камни и стрелы, полетели горшки со смолой.
     В  кучу  смешались  всадники, мешая  друг другу стрелять  вверх, многие
вместе с конями свергнуты были в реку.
     Великий  хан  пытался  гневным окриком  вернуть себе  власть над  своим
воинством, но увидел как целая скальная стена рушится на него...
     Минуту  спустя  со  стоном выбирался  он из-под убитой  камнем  лошади.
Вокруг храпели и бились умирающие кони, жалко стенали раненые воины.
     Над ханом стоял человек, чьи лицо не было видно  из-за прямых солнечных
лучей.
     -- Помоги мне...
     -- Да я помогу тебе единственно возможным образом, кровопивец.
     Когда уже засвистела сталь, Бонсманн увидел лицо своей смерти. Гетц фон
Трабен-Трарбах в больничном халате и с мечом в руке.

Александр Тюрин. Варвары и империя

---------------------------------------------------------------
     © Copyright 2001 Александр Тюрин
     Email: cybval@yahoo.com
     

WWW: http://rusf.ru/tjurin/

     Date: 16 Oct 2001
---------------------------------------------------------------
     цикл "НФ-хокку"
     Если вы думаете, что отсутствие смысла жизни ведет к
     насилию, то вы жестоко ошибаетесь. Насилие и есть
     смысл жизни. По крайней мере моей.
     Фильтр
     Тускло-серая плоскость была мерно  заставлена  мавзолеями  процессоров,
пирамидами блоков памяти, обелисками  кэшей, стеллами контроллеров и другими
конструкциями правильной формы и  скучного цвета. Ветвление охладителей  как
будто придавало разнообразие пейзажу, но и то лишь на первый взгляд.
     Лишь изредка на полосах магистральных  шин, соединяющих памятники столь
мрачной архитектуры, мелькали искорки. Или в середине рабочего дня  вставало
зыбким ореолом марево над перегретым  процессором. Или поутру таяла изморозь
на  охладителях. Или легкой  поземкой, из-за перепада давления,  проносилась
пыль. Но не двигалось здесь  никакое тело и не один звук  не нарушал мертвую
тишину. Даже  сегодня.  Сегодня,  когда на этой равнине кипел  страшный бой,
который  потомки  назовут  Кубитковой битвой  
<$Fкубит>
.  И
которую  потомки  потомков  объявят  мифической,  потому  что  через  тысячу
системных лет никаких следов этой брани не останется ни в одном протокольном
файле...
     Спозаранку, едва только были включены и разогрелись  процессоры на поле
сражения,  несметные  полчища варваров  стали вливаться через сотни  портов,
которые они проделали в великой кибертайской стене.
     Предводитель  имперского  войска князь  Евгений  просканировал  проломы
своимм  зоркими глазами. Его  храброе  сердце,  бьющееся  в главном регистре
штабного процессора,  даже  перешло  на повышенную  тактовую  частоту  из-за
тревожных предчувствий.
     Несмотря  на  безобразный  вид,  варвары  были  хорошо   вооружены,   и
чеканами-кододробилками, и вострыми саблями-кодорезками. Но при том мобильны
были черезвычайно и легко передавались в виде параметров.
     На цифровом  ветру уже развевался бунчук предводителя варваров, чье имя
наводило ужас на  половину  киберпространства.  Великий  завоеватель Чипхан.
Чипхан был также известен как  Мегамет, и это имя наводило еще  больший ужас
на другую половину киберпространства.
     От  ханской  юрты ко всем варварским тысячам молниеносно  протягивались
указатели.  Адреса  всех  поданных  хранились в  индексированныых  массивах,
которые  держал грозный Чипхан  в  левой  руке  как скипетр.  В правой  руке
ужасного Мегамета  вместо  державы лежали ссылки на властные функции. Назови
только имя ее  и  могучий  дух  функции  склонится  перед  владыкой,  ожидая
приказных параметров,  чтобы  двинуть  вперед тьму  отважных нукеров.  И  не
требовалось ни награды,  ни даже морального стимула агарянским ордам.  На их
хорунгах и так уж сияли баннеры "Смерть за Господина", которого почитали они
за воплошение Нуля на грешной земле.
     Князь  Евгений  оглянулся  на  свое  войско.  Слишком  многие  вызывали
сомнение,  особенно  наемные компоненты.  Не было на них надежных  ссылок, к
каждому  приходилось  писать  отдельный интерфейс. Все они  имели загребущие
адаптеры, в  которые надо было непрерывно загружать порнографические объекты
и съестные  ресурсы. Во  время войны наемники тащили с  собой обозе раздутые
базы данных, набитые цифровыми трофеями.
     Не стоило полагаться  и на ополченцев. Никудышные ратники получались из
нищих  крестьян, привыкших  ковыряться  на своей убогой  делянке в несколько
кластеров на замусоренном диске.
     Генерация печальных мыслей была прервана сверхприоритетными донесениями
адьютантов, свидетельствующими о сильной панике.
     В неизвестном числе варвары уже просочились в имперский  стан -- скорее
всего, по почтовому протоколу.
     И не  столько  страшны были сами  агаряне,  сколько их юркие  троянские
лошадки,  которые смешивались с конями, мулами и ослами  имперского  войска.
Всадники  и  погонщики уже не  в  силах были  совладать  с  доселе покорными
животными  никакой  программной  уздой. И  скакали  транспортные  пакеты  по
случайно выбранному адресу, давя все на своем пути.
     Но   князь   Евгений  лично  просканировал  коней  и  вьючную  скотину,
отфильтровывая троянцев и прописывая хорошую клизму тем, кого еще можно было
очистить от вражеских кодов.
     Едва  был  восстановлен порядок в войсках,  как  последовало  нападение
основных сил варваров. Враги ударили лавой в  центре и на правом фланге, где
стояли наемные компоненты.  Там агаряне наиболее  глубоко вклинились  в ряды
имперского  воинства, сея  смерть  и полное стирание. Особенно  ожесточенное
ратоборство случилось у входа в стек,  и варвары стали уже одолевать. Однако
надежды Чипхана на скорую победу не оправдались.
     В  цифровом  болотце,  в  котором  казалось  могли укрыться  разве  что
несколько шпионов, надзирающих за трафиком,  скрывался целый  засадный  полк
имперцев в полном  вооружении. Он до последнего объекта  состоял из  опытных
гвардейских модулей, немало изведавших за свою долгую солдатскую службу.
     Старая гвардия  вышла из глубокой  компрессии и, пройдя через интерфейс
ожесточения, врезалась во вражескую рать. Имперцы острыми клиньями входили в
нестройные  списки варварских объектов, вышибали их  из  регистров  памяти и
превращали всю систему указателей в мусор. Пики-деструкторы гвардейцев легко
протыкали  целочисленные  панцири,  коими  прикрывались  варварские   воины.
Двуручные мечи имперцев мигом отсекали варварские коды от данных.
     Скоро  нашел свой  конец  любимый  нойон  великого  Чипхана  --  темник
Адептер-батыр.  Угостил его по главной  функции инок Парасвет своим  крепким
аргументом. Хрупнул шелом  батыра и стал он добычей  деструктора, а следом и
вся толпа варваров была стерта из памяти сборщиками мусора.
     Полетели  победные реляции в штаб имперцев  и князь  Евгений  сел  было
генерировать по радостному шаблону донесение его величеству.
     Но внезапно от пленных варваров, которые дожидались своей декомпиляции,
распространилось   по  имперскому  войску  невероятное  количество   червей,
выгрызающих память.
     Имперские воины, забывшие все свои данные, превращались в бессмысленные
наборы  кодов.  Даже  лихие  гусары и  то  запамятовали,  зачем  пришли сюда
сегодня,  и,  скинув  доломаны,  принялись  загорать  под   палящими  лучами
системных  мониторов. А тем  временем  множество  варваров, пройдя незаметно
через  никому  неведомые маршрутизаторы,  нанесла удар в самый тыл имперских
войск.  И  вот  их  клобуки   и  малахаи  уже   завиднелись  неподалеку   от
императорского  штандарта.  Хуже  того,  варвары  напали  на  обоз,  который
притащили  на поле  брани наемные модули. И наемники, бросив рать,  кинулись
спасать свое барахло.
     Только  неизменное  присутствие духа князя Евгения  Объектского  спасло
империю  от  страшного  поражения.  Ведь его  мозг сохранял  ссылки  на  все
боеспособные  компоненты как  на поле боя,  так и за  его пределами,  на три
девятом диске, в три десятой базе данных.
     Огромным усилием воли ему удалось  создать  низкоуровневое  соединение,
состоящее  из миллионов  машинных кодов, по  которому  из глубокого  резерва
перешли   свежие   кавалерийские   полки  --   сплошь   отборная   молодежь,
сгенерированная  в  лучших  вычислительных   средах,   неиспорченная  ранним
киберсексом и играми типа порнотетриса.
     Молодая гвардия споро очистила поле битвы от беспамятных гусар и жадных
наемников. Имперские катапульты забросили в гущу вражеского войска объектные
адаптеры,  создав интероперабельность по  всему полю битвы. И по  наведенным
объектным  мостам, поверх  варварских  прокси-серверов и  огненных фильтров,
устремилась молодая гвардия в самую сердцевину вражеских регистров...
     Великий  завоеватель Чипхан нахмурил  брови, но было уже поздно. На его
клики приходил  лишь системный отзыв: "ошибка памяти".  В  гневе  разбил  он
ставшие  бесполезными массивы с указателями и  проклял обессилевшие властные
функции...
     Прощальным  взором просканировал Чипхан Кубитковое  поле. Беспорядочной
объектной  кучей  устремлялись  агаряне  с  рати.  Конница   имперцев  легко
настигала их с помощью сетевого протокола и рубила до кодовой крошки.
     И покатилась кибитка грозного Чипхана домой, в цифровую пустыню Хоби, в
становище  Каракодрум, а имперцы  ликующими криками славили свою викторию  и
своего полководца князя Евгения...
     Вечером  к  Евгению прибыл  посланец  от  его  величества,  коварный  и
развращенный  племянник императора  по  имени  Коммодий.  А с ним  и  группа
гетерогенных гетер с легко доступными пользовательскими интерфейсами.
     -- Дядя  выбрал тебя,  а  не меня своим преемником,--  как бы невзначай
молвил  Коммодий  князю  Евгению   во  время   пиршества,   когда  полностью
декомпрессированные   графические   модули   гетер   уже  сильно   распалили
простоватых армейских офицеров быстро меняющимися срамными фреймами.
     --  Я  не  в  системе,  у  меня  нет  даже  прямого доступа в дворцовый
процессор,  только  по предварительной  записи через  кэш второго  уровня. Я
просто солдат.-- отозвался Евгений, чувствуя неладное.
     --  Да  ты  --  солдат, и  даже  больше, ты предводитель  победоносного
войска... Но что ты думаешь о том бардаке, который  царит наверху?-- спросил
Коммодий, пресыщенным взором окинув список гетер.
     -- Он мне не по душе,--  без  политесов  рубанул Евгений.--  Процессоры
заняты непонятно чем - загружены сплошь
     развлекательными модулями --  это  раз. Второе --  все необходимое  для
нормального  функционирования  систем  покупается  по дешевке  из  удаленных
репозиториев и это еще больше разоряет отечественных производителей...
     И Евгений прокрутил весь гигабайтовый список имперских глюков, особенно
упирая на те, что уже глубоко въелись в системный реестр.
     --  Значит,   ты  против.   Хакеры  разбудили   Мегагерцена,--  скривив
графический интерфейс,  процедил Коммодий.-- Ну выпьем  на  прощание, герой,
мне уж пора.
     Евгений глотнул странно пузырящийся код из кубка, который ему преподнес
ухмыляющийся  Коммодий. Тут в сканерах  князя  потемнело. А спустя  каких-то
пять  миллисекунд  все  подсистемы  его  зависли и,  не успев даже прочитать
отходную инструкцию, он скончался.
     Придворными  системными  лекарями,   прибывшими   вместе  с  Коммодием,
деструкция князя была признана самой что ни на есть естественной.
     На  погребальном  костре,  где  исчезали  коды  прославленного  Евгения
Объектского, плакали даже пленные варвары.
     ...
     Не прошло и года  по системному времени, как войска Чипхана, известного
также как Мегамет, взяли  столицу Империи -- вечный  город  Ром. Немного его
жителей уцелело после страшной чистки памяти  и использования  не по прямому
назначению.
     И  эти  уцелевшие, бросив имущество  свое, сдавленные  архиваторами  до
почти  плоского  состояния, спасались бегством на  утлых сидиромах. Но  увы,
большинство сидиромов получило  царапины  во  время  транспортировки  и  тем
обрекло  на  гибель  и  забвение беглецов из  погибшей  Империи.  И  все  же
некоторым счастливцам удалось добраться до  берегов  Кириллики,  где  они  и
основали   новое   киберцарство.   Правда   спустя  тысячу   системных   лет
киберакадемик  Фоменко-Неверенко  заявит, что на самом  деле князь Евгений и
был Чипханом,  что империя и варвары -- это одно и тоже. Но от этого история
ведь уже не изменится, правда?

Last-modified: Tue, 16 Oct 2001 06:46:30 GMT TYURIN/kroshki.txt

Полезные ссылки:

Крупнейшая электронная библиотека Беларуси
Либмонстр - читай и публикуй!
Любовь по-белорусски (знакомства в Минске, Гомеле и других городах РБ)

 


Промо-материалы:

Поиск по фамилии автора:

А Б В Г Д Е-Ё Ж З И-Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш-Щ Э Ю Я

БХЛ, 2009-2015. Все права защищены (с) | О проекте | Опубликовать свои стихи и прозу

Worldwide Library Network