Уолт РИЧМОНД

                                 Ли РИЧМОНД

                            КОРОВЫ НЕ ЕДЯТ ТРАВУ

     Гарри Гидеон потянулся всем своим худым и крепким телом и взглянул на

небо  -  слегка  пурпурное  небо  -  встряхиваясь  и  взбадриваясь   утром

очередного дня.

     Очень скоро они будут здесь -  Отряд  галактических  исследований,  и

спасут его. Это  была  триумфальная  мысль.  Они  найдут  его,  и  живого.

Искалеченный разведывательный корабль,  разбитый  и  сгоревший  посадочный

катер, потеря всех припасов, даже укус паука - он преодолел все.

     Грубый  шалаш,  построенный  на  дереве  из  мелких  веточек,   тесно

вплетенных в нижние ветви большого дерева, затрясся и закачался, когда  он

встал на корточки, подхватил грубый шест с  развилкой  на  конце  и  легко

спрыгнул на землю. Полгода назад такой прыжок был  бы  мне  не  по  силам,

подумал он, вспомнив, с каким трудом вскарабкивался в первую ночь  на  это

самое дерево. Тело его тогда было крупным и неуклюжим, к тому  же  он  был

весьма болен - с тех пор он проделал долгий путь.

     Он отправился к обломкам  посадочного  катера,  сгоревшего  почти  до

неузнаваемости. Как и всегда, он чутко прислушивался  к  каждому  звуку  в

лесу,   автоматически   опознавая   разнообразнейшие    посвистывания    и

попискивания, и в целом был уверен, что сквозь  этот  хор  не  пробивается

ничего для него опасного.  Он  не  просто  размахивал  шестом,  держа  его

наготове, но и пускал его в ход,  отодвигая  нависающие  колючие  ветви  и

прокладывая им дорогу в зарослях в тех местах,  где  тропинка  становилась

слишком узкой. Он обошел краем освещенную солнцем полянку, на которой жила

большая змея - то ли ядовитая, то ли нет - и  наконец  просунул  голову  в

покореженную, но по крайней мере  не  полностью  сгоревшую  кабину,  чтобы

проверить, как работает  все  еще  функционирующий  пассдар  -  локаторный

приемник, один из немногих частично уцелевших приборов. Поскольку работала

лишь одна его 18-мегагерцовая антенна,  прибор  больше  не  мог  полностью

соответствовать своему названию - можно было обнаружить лишь  направление,

откуда исходит пассивный сигнал, но не расстояние до его источника.

     Но сейчас это не имело большого значения.  Объект  на  околопланетной

орбите генерирует  собственный  характерный  сигнал  благодаря  разнице  в

температурах между  ним  и  окружающей  средой,  и  испускает  микроволны,

которые можно засечь. Орбитальная скорость объекта дает легко  вычисляемое

значение расстояния, которое можно приблизительно сравнить с тем, что было

когда-то на орбите у него самого и тем самым получить шкалу расстояний.

     Ползущее по экрану пятнышко было его собственным кораблем, он засекал

его термическому излучению. Сейчас корабль приближался  к  горизонту  и...

да! Неподалеку еще одно пятнышко. На орбите рядом с  его  бывшим  кораблем

есть еще один. Прибыл корабль Отряда галактических исследований. Возможно,

пока он спал, они уже начали поиски его спасательного катера.

     Повернувшись, он побежал к большой куче хвороста,  которую  терпеливо

собирал все полгода - к сигнальному костру -  но  на  бегу  передумал.  Не

сейчас.

     Сигнал пассдара показывал, что  оба  корабля  через  несколько  минут

опустятся ниже горизонта, и сигнальный костер не успеет создать достаточно

большое облако дыма.

     Возбужденный, он повернулся спиной к обломкам катера  и  приготовился

ждать полтора часа, пока не придет время зажечь сигнальный костер.

     Кэл  Кэвис,   командор   Галактической   разведки,   лично   осмотрел

вращающийся  вокруг  планеты  разведывательный  корабль.  Он   знал,   что

исследователь мог выжить и после того,  как  пронзивший  корабль  метеорит

вывел его из строя. Посадочный катер исчез, то ли во время  удара,  то  ли

был использован позднее как спасательны плот. В любом случае Гидеон мог им

воспользоваться для "спасения".

     Сейчас Кэвис стоял, наблюдая за проплывающим на  экране  изображением

планеты. Дружественная или враждебная? Если разведчик до нее добрался -  и

это большое "если", хотя на орбите катер и не  обнаружили  -  смог  ли  он

выжить там полгода в  одиночку?  Состав  атмосферы  и  гравитация  были  в

приемлемых пределах. К тому же  Гидеон  послал  сообщение  о  "подходящей"

планете незадолго до того, как раздался  короткий  и  внезапный  призыв  о

помощи. Но сигнала маяка с катера не было, и пока что  они  не  обнаружили

никаких обломков.

     Ладно, еще один виток они будут искать признаки того,  выжил  он  или

нет, а потом  высадят  исследовательскую  группу  в  любом  случае,  выжил

разведчик или нет.

     - Облако дыма, сэр. - Формальный, деловой тон наблюдателя прервал его

мысли. - Примерно на 38-й параллели. В том же месте, где на прошлом  витке

засекли точечный сигнал металла. Сейчас в том месте  прошло  примерно  два

часа после рассвета.

     - Измените орбиту, - сказал Кэл пилоту. -  Подведите  нас  как  можно

ближе к этой точке.  Наблюдателям:  мне  нужны  самые  лучшие  фотографии,

показания пассдара, данные магнитометра и все остальное,  что  вы  сможете

получить об этом участке.

     Он  краем  уха  выслушал  слова  подтверждения,  охваченный  приливом

возбуждения. Возможно, Гидеон действительно ПОПАЛ  в  те  счастливые  пять

процентов, что ухитряются выжить после одиночной посадки на чужой планете.

     - Для природного пожара огонь слишком мал, а для зажженного человеком

костра - велик, сэр. А, вот и еще, кажется, это  разложенный  на  деревьях

тормозной парашют. Огонь горит в середине большой, очень большой поляны.

     - Данные магнитометра, сэр. Внизу металл.  Возможно,  это  посадочный

катер, хотя и разбитый на куски.

     - Данные пассдара, сэр. Несомненные обломки металла.

     - Возможно, Гарри выжил, сэр?

     - Давайте пока не будем  делать  выводов.  Огонь  может  оказаться  и

природным явлением, и делом рук  туземцев.  -  Нахмурившись,  он  вспомнил

случай, когда туземцы на другой планете превратили обломки катера в объект

поклонения.

     - Наблюдатели, соберите снимки этого района  и  пропустите  их  через

компьютер. Пусть поищет удобные для посадки места.

     - Да, сэр. - На этот раз формальный ответ совпал с его настроением.

     Гарри Гидеон отошел от сигнального костра и отправился в  джунгли  на

поиски завтрака. Спасательная команда возможно, увидит его, но  это  вовсе

не означает, что они появятся тут немедленно. Его посадочный катер не смог

оторваться от корабля неповрежденным и с  самого  начала  едва  поддавался

управлению. Он сел туда, куда смог, а не туда, куда хотел бы. И  насколько

он смог заметить,  бросая  короткие  взгляды  на  окружающую  местность  и

одновременно совершая катастрофичную, но не полностью  неудачную  посадку,

ближайшим подходящим местом для посадки было озеро в четырехстах  милях  к

юго-западу.

     Но это вовсе не означало, что они будут здесь через неделю, даже если

выберут для посадки именно это место. Ни одна  исследовательская  команда,

которая хоть чего-то стоит, не станет рисковать  своими  людьми,  пока  не

изучит окружающую среду и экологию и не будет твердо  знать,  что  ожидает

спасательную группу, которая вылетит на вертолете. Они решат, что  раз  уж

он выжил - если придут к такому выводу  -  в  течение  шести  месяцев,  то

сможет протянуть и еще один.

     К тому же у них и без него будет слишком много дел -  основать  базу,

запустить спутники связи и контроля за погодой, спустить с  орбиты  полный

комплект полевого оборудования, лаборатории и вертолеты. В  конце  концов,

они прилетели сюда не только для того, чтобы его  спасти.  Фактически,  он

для них случайный эпизод.

     Но главное, что они уже здесь. Теперь он может отсчитывать  время  до

своего спасения уже в неделях, а не в месяцах и годах.

     Наверное, сейчас для него на всех волнах передают радиосообщения,  но

они для  него  бесполезны.  После  крушения  и  пожара  уцелело  так  мало

оборудования, что он так и не смог собрать ни приемник, ни  передатчик.  А

пассдар,  его  единственное  работоспособное  устройство,  был  одной   из

последних моделей и не поддавался детектированию, так что и он не  сообщит

им о его существовании.

     Конечно, он мог соорудить  простейший  искровой  передатчик,  который

послужил бы и маяком-указателем,  и  теперь,  когда  они  уже  обследовали

планету  достаточно  тщательно  и  убедились,  что   здесь   нет   местных

радиопередатчиков, они могли бы воспользоваться его сигналом. Но в этом не

было нужды. Они заметили огонь, тормозной  парашют,  а  заодно,  наверное,

засекли и металл самого катера, а даже если и нет, они все равно  сядут  и

развернут базу. Конечно, они вслед за ним обнаружат, что планета  пригодна

для обитания, и если ОНИ не найдут его, то это сделают колонисты  -  когда

здесь обоснуется колония. Да он сам до них пешком доберется. Но не сейчас.

Ему было приказано оставаться вблизи катера "до обнаружения  или  пока  не

будет достигнута обоснованная уверенность, что обнаружение не состоится".

     Он понял, что полгода назад вел бы себя совершенно по-другому,  и  от

одной мысли, что на этой же планете  есть  другие  человеческие  существа,

через несколько секунд пришел бы в сильнейшее возбуждение.  Ну,  а  теперь

особо торопиться некуда.

     Впереди уже показалось  завтраковое  дерево.  Гарри  порылся  в  гуще

невысокого куста  и  выудил  длинный  шест  с  крюком  на  конце,  которым

пользовался, собирая плоды на  завтрак.  Сегодня  он  опаздывал.  Нагретые

солнцем фрукты уже могли оказаться несъедобными. Если он  не  ошибся,  это

означало целый день без еды, так что следовало приглядеться.  Опыт  научил

его, что плоды для завтрака следует срывать не позднее чем в течение  двух

часов после рассвета, пока они еще не потеряли легкую зеленоватую окраску,

приобретенную во время ночной прохлады. В противном случае  есть  их  было

хуже, чем бесполезно. И столь же бесполезно было есть что угодно другое.

     Опыт научил его и этому: если нет завтрака, то не будет ни обеда,  ни

ужина. Чувствительные изменения вызывались, насколько он мог  судить,  или

температурой, или какими-то мелкими изменениями в биохимии  этой  планеты.

Его желудок был единственной доступной ему лабораторией, а за эксперименты

он расплатился тридцатью фунтами веса - вернее, лишнего жира.

     Он наметанным  глазом  осмотрел  нижние  ветки  и  отыскал  несколько

фруктов, что выглядели еще съедобными. Но завтра ему лучше не  опаздывать.

Это были последние плоды, росшие низко и хорошо затененные.

     Внезапно на него обрушилось оглушительное  хлопанье  крыльев,  быстро

перемещающееся в высоту, но Гарри лишь слегка вздрогнул. Кажется,  местные

птицы полностью полагались для защиты на неподвижность, выжидали, пока  на

них  едва  ли  не  наступали,  а  затем  внезапно  рассеивались  во   всех

направлениях. Он весело понаблюдал, как последние и самые медленные  птицы

суматошно продираются сквозь просветы между ветвями, а затем поднял шест и

сбил несколько плодов на завтрак.

     - Сэр?

     Командор Кэл Дэвис поднял глаза. Биотехник Пэт Карвер была  молода  и

очень искренна, а веснушки, что усеивали ее  вздернутый  носик,  никак  не

сочетались с нахмуренными песочными бровями.

     - Сэр, мои подопытные животные умирают.  Впечатление  такое,  что  ни

один из возможных видов местной пищи непригоден для земных  организмов.  И

вовсе не потому, что они ядовиты, хотя есть и такие, просто они совершенно

непитательны. Совершенно.  Все  элементы  на  месте  -  нужные  количества

углерода, кислорода, водорода, фосфора и так далее, но они в неусваиваемой

форме. Сахара в виде полисахаридов, похожих на земную целлюлозу или в виде

других неперевариваемых соединений. Из доступных мне данных я могу сделать

вывод, что человек вряд ли сможет  выжить  на  этой  планете  без  широкой

поддержки. И... словом, несколько животных умерло в судорогах, хотя это...

     После нее заговорил стоявший рядом корабельный астроном Жак Синклер.

     - То же самое происходит  и  с  земными  растениями,  сэр.  Их  можно

успешно выращивать здесь методом гидропоники, но впечатление такое,  будто

что-то действует на химические процессы в них - они буквально отказываются

расти или, можно сказать, голодают, высаженные  в  местную  почву.  Выжили

лишь несколько видов очень устойчивых трав, а более или менее  стал  расти

только один вид - который на Земле считается абсолютно бесполезным.

     Кэл приподнял брови. - Я думал, вы проверяли способность к  адаптации

лишь для наиболее полезных растений.

     - Да, сэр, но для общей проверки мы испытали и сорняки вроде крабовой

травы. И это единственный земной вид, который здесь действительно растет.

     - Гм-м-м, - задумчиво промычал Кэл. - Ко мне пришли отчеты и  о  том,

что здесь есть несколько видов опасных животных. Есть и похожее  на  паука

насекомое, способное доставить человеку немало тяжелых минут. Похоже,  его

яд смертелен, по крайней мере оказался таким для одной  из  обезьян,  хотя

для человека, возможно, все не так уж страшно. Есть и исходный материал по

поводу возможности существования здесь любой из форм цивилизаций. Перепады

погоды здесь мягче, чем были бы в похожих условиях на Земле. Доказательств

разумной местной жизни не найдено, за  возможным  исключением  того  огня,

который мы наблюдали вскоре после прибытия. Если не считать проблемы пищи,

человек или колония смогут здесь выжить - но пока эта  проблема  не  будет

решена, колония будет полностью зависеть  от  гидропоники,  и  вероятность

гибели всей колонии будет относительно велика из-за единственного неурожая

в случае, если что-то случится с гидропонными установками.

     - Это кажется маловероятным, - вставил Жак. - Мы  наверняка  создадим

многочисленные поселения по всей планете, так что даже крупные  штормы  не

смогут погубить полномасштабную программу колонизации.

     - Если только вы не зависите полностью  от  гидропоники,  -  серьезно

ответила Пэт Карвер. - Не думаю, что эта планета окажется  подходящей  для

колонизации. - Задумавшись, биотехник неосознанно прикусила нижнюю губу. -

Здесь просто нечего есть, сэр.

     - Но полагаю, отряд, который отправится на поиски  Гидеона,  будут  в

безопасности, если прихватит с  собой  запас  еды  и  станет  остерегаться

пауков. - Кэл откинулся на спинку кресла.  -  В  любом  случае,  вопрос  о

колонизации  решать  не  нам.  А  сейчас,   я   полагаю,   мы   достаточно

подготовлены, чтобы выслать поисковый  отряд.  Как  вы  уже  сказали,  мы,

вероятно, не найдем его.  Но  мы  прихватим  все,  что  могло  после  него

остаться,  и наше  пребывание  здесь  подойдет  к концу.  Так  что  завтра

утром...

     - Прошу разрешения отправиться! - оба они горели от нетерпения, и Кэл

взглянул на них, невольно развеселившись.

     - Хорошо. Вы двое и один медик. Возьмете вертолет номер семь.  Вместе

с вами полетит еще один вертолет. Но запомните, если вы  отыщете  Гидеона,

следует принять все меры предосторожности. Исходя из того, что мы  узнали,

весьма  маловероятно,  что  он  выжил.  Но  огонь,  похоже,  был  разожжен

человеком,  и  судя  по  фотографиям,  тормозной  парашют  тоже  разложили

человеческие руки. Однако помните, - он посмотрел на них, и его лицо стало

серьезным, - что в галактике могут существовать самые разнообразные  формы

жизни. И не следует полностью  отбрасывать  вероятность  того,  что  некая

другая форма жизни не смогла воспользоваться знаниями Гидеона о  том,  как

можно вынудить нас совершить посадку в этом районе. Нельзя игнорировать  и

любые другие возможности, например, инфекцию.

     - Да, сэр. - После его слов они стали очень серьезны.

     Приближался  полдень,  и  Гарри  Гидеон  работал  каменной   мотыгой,

привязанной к короткой гибкой копалке, добывая корешки, которые обычно  ел

на обед,  когда  услышал  механический  звук  мотора  вертолета,  медленно

пролетающего вдоль склона отдаленного холма.

     Торопливо  подобрав  пару  мясистых  корней,  который  он  уже  успел

выкопать, он легкой трусцой побежал к просвету среди деревьев, где  к  его

наблюдательному дереву  уже  давно  был  привязан  самый  блестящий  кусок

металла, который он смог отыскать среди обломков катера.

     Не раздумывая ни мгновения, он ухватился за  низко  свисающую  ветку,

раскачался и взобрался на дерево. Все его чувства были сконцентрированы на

то затихающем, то приближающемся звуке летящего вертолета, который впервые

за почти семь месяцев нарушил пасторальную тишину.

     Он торопливо схватил тщательно  отобранное  металлическое  "зеркало",

отполированное с обеих сторон. Целыми месяцами он тренировался подавать  с

его помощью сигналы. Через отверстие в его центре солнечный свет падал  на

землю или на лежащий внизу предмет. Через то же отверстие он мог  смотреть

на отдаленный объект. Глядя на заднюю отражающую поверхность, он в  то  же

время мог смотреть  и  на  пляшущее  по  земле  световое  пятнышко.  Точно

совмещая его с отверстием, он мог направить  отраженный  луч  на  предмет,

видимый сквозь отверстие. Это была примитивнейшая сигнальная  система,  но

требующая большой практики.

     Вертолет пролетал в отдалении. Но ему никак не удавалось увидеть  его

незаслоненным. Он отчаянно стал карабкаться на более высокие ветви,  но  к

тому времени вертолет уже пролетел мимо.

     На Гарри навалилась волна отчаяния, но тут он  понял,  что  слабеющий

звук двигателя отражается от леса чересчур громко. Нет... это был еще один

вертолет.

     Он быстро повернулся и принялся сигналить. Вертолет завис, похожий на

игривую толстую стрекозу.

     Гарри засигналил снова,  вертолет  засверкал  в  ответ.  Он  повторил

посланный ему сигнал бедствия - три длинных  вспышки,  три  коротких  -  и

тогда  Гарри  начал  передавать   инструкции.   "С-а-д-и-т-е-с-ь...   у...

с-и-г-н-а-л-ь-н-о-г-о... к-о-с-т-р-а. Г-а-р-р-и".

     Вертолет  просигналили  подтверждение  и  развернулся.  Спрыгивая   с

дерева, Гарри заметил, что второй вертолет тоже возвращается.

     Едва он выбежал на поляну возле костра, усиленный динамиком голос  из

вертолета заставил его застыть на месте.

     - Оставайтесь на месте. Ни шагу  вперед.  -  Дуло  носового  пулемета

повернулось в его сторону, усиливая серьезность произнесенных слов.

     Его  лицо  исказилось  гримасой  отчаяния.  Выходит,  они  собираются

действовать строго по уставу. Ну, что ж...

     - Я Гарри Гидеон, разведчик-исследователь,  -  сказал  он.  -  Личный

номер С-305-9728. Меня укусил паук, но  больше  ничего  серьезного.  Прошу

разрешения поприветствовать первых людей, которых я вижу за последние семь

месяцев. - Он улыбнулся и помахал шестом.

     Сел только один из вертолетов. Второй висел в отдалении,  обеспечивая

надежность   связи    и    одновременно    оставаясь    настороже,    пока

исследовательский отряд не убедится, что здесь можно  устроить  безопасную

стоянку.

     - Оставайтесь, пожалуйста, на месте. И бросьте оружие.

     Гарри едва не рассмеялся.

     - Оружие? - Тут до него дошло, что шест -  действительно  оружие.  Он

аккуратно положил его на землю.

     - Оружие с пояса тоже.

     Гарри послушно провел рукой по поясу. Ну  конечно,  там  до  сих  пор

висел полагающийся разведчику бластер, о котором он в последние полгода  и

думать перестал, поскольку  он  для  него  не  имел  никакой  практической

пользы.

     - Совсем про него позабыл, - пробормотал он и уронил бластер рядом  с

шестом. Они вели себя очень, очень корректно,  как  и  предписывает  устав

"при встрече с туземной  жизнью",  и  Гарри  неожиданно  захихикал.  Ну  и

бредятина в нем понаписана!

     - Ладно, - выкрикнул он, - оружие на  земле.  Теперь-то  вы  со  мной

поздороваетесь, или так и будете заставлять меня здесь торчать?

     Ответивший ему голос был извиняющимся, но твердым.

     - Послушайте, если это вы, Гидеон - а вы совершенно не подходите  под

его описание в личном деле - то все в порядке. Надеемся,  что  это  так  и

есть и готовы поздравить вас,  когда  это  докажем.  Но  имеющаяся  у  нас

информация говорит о том, что вы НЕ МОГЛИ здесь  выжить.  Это  невозможно.

Следовательно, нам приходится исходить из предположения, что вы -  это  не

вы, пока не будет доказано обратное.

     - Но послушайте, если я - это не я, то за кого вы меня, черт  подери,

принимаете? И с чего это вы решили, что я не мог здесь выжить?  -  спросил

он. Шутливое настроение начало его покидать.

     - Местная пища не может поддерживать жизнь человека. Мы это доказали.

Судя же по осмотру вашего посадочного катера, экокомплект при  посадке  не

уцелел. Но вы провели здесь семь месяцев. Следовательно...

     - Чушь. Здешняя пища прекрасно годится для человека.  Я  ее  ем.  Но,

конечно же, я не  отказался  бы  и  от  отбивной.  В  любом  случае,  чем,

по-вашему, я смогу доказать, что я - это я? Рассказать о Земле?  Сесть  на

землю и пересказать грустные истории о смерти королей? - Ага... Шекспир их

убедит.

     - Нет. Если вас захватила некая симбиотическая форма жизни, или  если

вы имитация, то у вас будут и воспоминания Гарри Гидеона. По крайней мере,

из того, что мы уже увидели, это вполне разумное предположение.

     - Так ЧЕГО ЖЕ вы от меня  ждете  в  качестве  доказательства?  Может,

сообщить вам число ваших спутников на орбите и их типы? Тип  я  могу  лишь

предполагать, но сканер пассдара показывает, что сейчас на  орбите  восемь

спутников и...

     - Нет. То же самое возражение. Вы могли узнать и про пассдар,  и  про

спутники. Будь я проклят, если знаю,  как  это  сделать,  но  надо  что-то

придумать.

     Гарри уселся на  траву,  вытащил  из-за  пояса  один  из  корешков  и

откусил.

     - Работа может оказаться долгой, - заметил он. - Если вы  голодны,  у

меня есть чем закусить. Давайте поторгуемся. У  вас  не  найдется  немного

кофе?

     На этот раз ему ответил другой голос, женский.

     - Я  сама  видела,  -  ледяным  тоном  произнесла  она,  -  как  пять

подопытных животных умерли в судорогах, отведав один из ваших корешков.

     Гарри отметил слово "ваших" и  понял,  что  его  собеседница  наконец

пришла к выводу о том, что  телом  Гарри  завладела  некая  местная  форма

жизни.

     Третий голос оказался не столь враждебен.

     - У нас есть немного кофе. Думаю, мы не подвергнемся опасности,  если

он отойдет назад, а мы вынесем ему стаканчик кофе и немного еды? - Динамик

внезапно  замолк,  и  Гарри  представил,  какая  бурная  дискуссия  сейчас

происходит в вертолете.

     Наконец вопрос, очевидно, был решен. Динамик ожил снова. - Мы вынесем

еду и вернемся обратно. Вам следует оставаться на том же  месте,  пока  мы

это не проделаем.

     И всего лишь через пару минут Гарри позволили  приблизиться  и  взять

первую земную еду  с  тех  пор,  как  разбился  его  катер.  Синтетический

гамбургер был великолепен на вид. А кофе...

     Гарри уселся и принялся жадно есть. В голове  начал  рождаться  план.

Если...

     Приступ тошноты обрушился на него  внезапно.  Его  вырвало,  а  затем

стиснуло судорогой такой силы, что он согнулся пополам от боли.

     Едва не потеряв сознание, он услышал голос и сделав ад собой огромное

усилие, стал в него вслушиваться. На него снова нацелился ствол пулемета.

     Сквозь боль пробилась злость.

     - Я-то думал, что вы люди, - процедил он, повернув лицо к  вертолету.

- А вы сидите там и смотрите, как умирает другой человек. Я выжил на  этой

планете, но не знаю, смогу ли пережить...

     Ответивший ему голос был холоден, как сталь.

     - Я видел, как земные животные умирали в судорогах от вашей  пищи,  -

сказал он. - Теперь, как мне кажется, я увидел, как туземец  этой  планеты

едва не умер от земной пищи, хотя, очевидно, вы съели ее немного.  Что  вы

сделали с Гарри Гидеоном?

     В голове немного прояснилось, и Гарри наконец стал понимать, что  ему

предстоит преодолеть. Они буквально отказываются верить, что он - это  он.

Действительно, он сильно похудел, стал сильнее и крепче. И  действительно,

подумал он, кусок гамбургера  и  чаша  кофе  довели  его  до  судорог,  до

конвульсий. Наверное, так оно и было, ведь он терял сознание.

     Внезапно  звук  стартера  разорвал  тишину,  внимание  Гарри   рывком

переключилось на вертолет, и он услышал женский голос, который с отчаянием

произнес:

     - Нет, нет! Мы не может просто так БРОСИТЬ  его  здесь!  -  и  другой

голос, что с горечью ответил: - Должны!

     Потом тот же голос обратился к нему.

     - Я не думаю, что вы Гарри Гидеон, но даже если это вы -  все  равно,

прощайте, и удачи вам. Даже если бы доказательства не были  столь  сильны,

мы все равно не смогли бы рискнуть взять вас с собой и... инфицировать все

человечество.

     Он еще не кончил говорить, а роторы  вертолета  уже  начали  медленно

вращаться, и вскоре он приподнялся над землей.

     Гарри стиснул  челюсти.  Он,  разведчик,  отобранный  за  способность

справляться с проблемами, связанными с любыми  возможными  формами  жизни,

потерпел поражение от разума того же типа, в которым он родился  и  вырос,

от обюрокраченного мышления таких же людей, как и он.

     Неужели он проиграл? В нем взыграло упрямство. Думай о  них,  как  об

инопланетянах, сказал он себе. Смотри на них, как на инопланетян -  и  ищи

решение.

     Он заставил тело расслабиться, медленно  выдавил  на  лице  улыбку  и

встал.

     - Ничего, - сказал он, поворачиваясь, словно собираясь уйти в  лес  и

говоря через плечо, - возможно, вы и разоблачили меня, но в  любом  случае

уже опоздали. Мы на борту вашего корабля.  Каждая  подошва,  что  касалась

этой планеты, заносила нас  туда.  И  через  две  недели,  как  только  вы

долетите до Земли, вы будете в нашей власти. Как только вы  сядете...  эх!

Мы благодарим вас за то, что вы подарили нам новую планету.

     Он зашагал, притворяясь уходящим, затем остановился,  словно  к  нему

внезапно пришла новая мысль.

     - Кажется, вас трудно в чем-либо убедить, - сказал он. - Не хотите ли

взять пробы вашей - зараженной - крови? И пробу моей крови для  сравнения?

Знаете, я не буду возражать. Я вам даже  помогу.  Бросьте  мне  стерильный

шприц, я отберу в него пробу, а потом можете забрать его со всеми  нужными

процедурами, чтобы защититься от любой инфекции, которую вы еще не  успели

заиметь. Заодно могу  сообщить  и  основные  принципы  моего...  нашего...

питания.

     - И вот еще что, - медленно добавил он. - Я  приду  к  вашему  лагерю

через две недели - посмотреть, как у вас идут дела.

     Гарри потребовалось десять  дней  из  обещанных  двух  недель,  чтобы

добраться до главного лагеря. Они не улетели. Он  знал,  что  они  так  не

поступят - просто не смогут.  Если  они  БЫЛИ  инфицированы,  им  придется

остаться и уничтожить его, посадочные катера и самих себя,  дабы  защитить

человечество. Они действовали строго по  уставу,  и  им  пришлось  бы  это

сделать. Так уж работали их головы.

     Он осторожно обошел лагерь кругом. Если они отыскали ответ, то  он  в

безопасности. Если нет, они его застрелят. Другого способа узнать нет.

     Наконец он взял кусок коры, достал обугленный кусочек дерева, который

тщательно подготовил в последний раз, когда  разжигал  костер,  и  написал

записку. "Вы уже нашли ответ? Я - это я. Вы - это вы. Гарри". Он  привязал

кусок коры к шесту, дождался полной темноты и  зашвырнул  шест  как  можно

дальше в лагерь. Затем взобрался на высокое дерево и приготовился ждать  и

наблюдать.

     Ответ донесся до него через направленный на лес громкоговоритель.

     - Гарри Гидеон. Выходите. Мы нашли ответ. Вы в безопасности.

     Он понимал, что это могла  быть  уловка,  но  почему-то  его  это  не

особенно волновало. Он хотел вернуться домой  на  Землю.  Но  мускулы  его

живота, очевидно, не были столь безразличны, потому что судорожно сжались,

каждую секунду ожидая пулю, когда он медленно подходил к  главному  зданию

лагеря - где его встретил сущий бедлам.

     - Не ешьте пока никакой  нашей  еды!  -  выкрикнул  кто-то,  едва  он

появился. - Мы вернем вас к норме за двадцать четыре часа, но  сейчас  это

может быть смертельно!

     - Какого черта вы решили на до смерти напугать? Мы едва не  покончили

с собой!

     - Здесь МОЖНО создавать независимую колонию!  -  воскликнула  дерзкая

девица с веснушчатым носом. - Не сделай вы того, что сделали,  мы  никогда

бы этого не узнали!

     - Отлично! - Гарри улыбнулся, медленно расслабляясь. -  Но  каков  же

ответ? Знаете, я все-таки лицо заинтересованное.

     Все заговорили сразу.

     - Вас укусил тот паук, и тем самым сделал вам инъекцию...

     - Вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО подцепили местного симбиота, только он не управлял

вами, а работал на вас...

     - Как корова. Корова не может есть траву...

     Неожиданно все расхохотались.

     - Эй, потише, - сказал Гарри, - не все сразу, не все сразу! Бактерии,

чужой симбиот, и кто это сказал, что коровы не могут есть траву?  Могут  и

едят!

     Вперед вылезла девица с веснушками.

     - Да, конечно. Они ЕДЯТ траву, но я хотела сказать, что  на  самом-то

деле едят ее не они.  Корова  ее  лишь  проглатывает,  а  переваривают  ее

бактерии, биосимбиоты. Они расщепляют целлюлозу до сахаров, которые корова

уже МОЖЕТ усвоить.

     Но местная система вовсе не так проста. Вы  ДОЛЖНЫ  съесть  фрукт  на

завтрак и корень на обед, и лишь после этого на ужин можно съесть все, что

угодно. Нужные  бактерии  здесь  обитали  на  лапах  паука  и  попадают  в

жидкость, которую он выделяет при укусе. Сами по себе они безвредны, но им

нужен фермент, содержащийся в зеленоватом  налете  "завтраковых  фруктов".

Это было выяснить труднее всего. Даже обнаружив бактерии-симбиоты,  мы  не

могли свести концы с концами, пока не наткнулись на тот зеленоватый налет.

Сначала я это проглядела и собирала самые спелые фрукты, на которых налета

не было - но именно он содержал фермент, необходимый  для  пищеварительной

системы. Но затем я вспомнила, что  животные  умирали  в  судорогах,  поев

корешков обеденного растения. Вы не  умирали,  но  умерли  бы,  не  сделав

этого, потому что  обеденные  корешки  нейтрализуют  фермент  их  зеленого

налета и завершают цикл, и...

     Гарри улыбнулся, глядя в искренние глаза.

     - Везение исследователя, - мягко сказал он. - Мне показалось, что оно

покинуло меня. В тот день я разбился, едва спасся  от  огня,  меня  укусил

"паук"... я не был уверен, что выживу. Придя в себя, я подполз к  обломкам

катера, чтобы отыскать хоть  какую-нибудь  еду,  и  не  нашел  ни  крошки,

сгорело буквально все. Это было похоже на полную катастрофу, но  я  всегда

позволял своему телу отыскивать ответы, и оно ответило мне на этот вопрос.

Затем прилетел корабль, потом вертолет, и вы решили улетать без меня...

     Это  ведь  ваш  голос  произнес  тогда  "нет"?  Он   был   теплый   и

сочувственный, в нем было обещание всего доброго, что могла дать  Земля...

но его собирались увезти от меня и я никогда больше не увидел бы Землю.  -

Гарри содрогнулся.

     - Везение исследователя, - повторил он, все еще глядя в  заблестевшие

глаза биотехника. - Снаружи оно черным-черно, зато внутри - чистое золото.

И работа исследователя - вывернуть его наизнанку.



Полезные ссылки:

Крупнейшая электронная библиотека Беларуси
Либмонстр - читай и публикуй!
Любовь по-белорусски (знакомства в Минске, Гомеле и других городах РБ)

 


Промо-материалы:

Поиск по фамилии автора:

А Б В Г Д Е-Ё Ж З И-Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш-Щ Э Ю Я

БХЛ, 2009-2015. Все права защищены (с) | О проекте | Опубликовать свои стихи и прозу

Worldwide Library Network